Это наш Дом Без Ключей...

Как мы в Океанариум ходили


Фоторепортаж и впечатления от посещения Санкт-Петербургского Океанариума

Мир, отделённый от нас водной гладью, всегда привлекал внимание человека...

Океанариум в Санкт-Петербурге привлекал нас уже давно. Правда, честно говоря, не столько своим видовым составом или необычной атмосферой, не экзотикой, а тем, что там обитает Олег Николаевич Юнчис, тамошний Главный ихтиопатолог. В конечном счёте, при активном содействии Веры Трапезниковой и Владимира Николаевича Воронина мы смогли проникнуть в цитадель Юнчиса и побеседовать с ним. Содержание этой беседы не относится к теме репортажа, а вот то, что мы увидели в царстве Олега Николаевича - даже очень.

Мы покажем в этом репортаже только те кадры, которые можем считать удачными - ведь далеко не все они вышли одинаково хорошо. Кроме того, на фото - лишь малая часть разнообразия обитателей Океанариума: там есть и отечественные рыбы, и тюлени... Но нас больше всего интересовали именно морские рыбы и беспозвоночные и обитатели Амазонки. Именно им мы репортаж и посвящаем.


В Океанариуме фотосъёмка со вспышкой запрещена вовсе, а простая - платная. Но, благодаря любезности сотрудников Океанариума, мы всё же смогли поснимать вволю. Правда, не судите нас слишком строго: даже очень хорошая техника не даёт нужного результата, когда приходится снимать снующих туда-сюда рыбок в толще не очень прозрачной воды среди суеты и толкотни толп народа.


В первом зале мы увидели осетровых рыб и окуней. Огромные осётры и белуги были слишком плохо освещены, чтобы мы могли рассчитывать на удовлетворительные кадры, а окуни были явно не в лучшей форме. Мы пошли в следующий зал... И там нас ждали ОНИ!!!


Сомнений не было: Arapaima gigas, арапаима, самая крупная из костных рыб пресных вод. Теперь мы в этом убедились. Красавицы оказались куда ярче, чем мы ожидали: красный отлив на чёрно-бронзовых боках виден издалека. Рыбины были и впрямь побольше двух метров. Такого впечатления воплощённой мощи осетровые рыбы почему-то не производят. Хотя и крупнее.


В соседнем аквариуме, тоже огромном, плавали легендарные пираньи. Причём не только хищные серрасальмусы, но и всем известные чёрные паку. К слову, для этих рыб не проблема вырасти до полуметра и более. Народ часто заводит их в небольших аквариумах, не зная о "великорослости" и прожорливости своих питомцев, а потом не знает, куда их пристроить. Здесь же мы увидели паку в достойных условиях. Правда, красавцы?


А это та самая "пила-лосось" (Serrasalmus), легендарная пиранья, гроза амазонских вод. Стеснительные создания, однако...


А это - настоящие разбойницы. Hydrolycus pectoralis, саблезубые тетры. Есть в них что-то от упыря. Зубы торчат из пасти самым неприглядным образом, а серебряное тело лишено чешуи и сверкает металлом, как клинок. Рыб раньше было четверо, потом осталось трое, и на загривке одной из трёх мы увидели глубокие резаные полосы - не поладили соседи. Вероятно, гидроликусы, как и все амазонцы, подвержены бактериальным заболеваниям, и рыба с такими ранами не протянет долго.


А это портрет гидроликуса. Я ж говорю, упырь!


Рядышком мы встретили довольно симпатичный аквариум с одиноким дискусом и явной претензией на Голландию.


Соседний аквариум был оформлен африканскими растениями - анубиасами, больбитисом, но жили в нём азиатские водорослееды и амазонские скаты.


В систематике амазонских скатов сегодня по силам разобраться только ихтиологу, так что можно лишь с большой степенью вероятности сказать, что эти - из рода Potamotrygon.


Проводили нас из зала серебряные араваны (Osteoglossum bicirrhosum)...


И довольная улыбка сидевшего с ними гибридного "желтохвостого" сома (Phractocephalus x Pseudoplatistoma). Если задумаете завести такого сомика, покупайте ему тонник: этот зверь, как и родители, растёт до 50 сантиметров.


А потом было МОРЕ... Вокруг кричали чайки и олуши, а в цилиндрических аквариумах сидели удивительные твари.


Актинии и мягкие кораллы все красивы, но зоантусы (Zoanthus) выделяются и среди них.


Колония зоантусов крупным планом.


А это кто? Риномурена (Rhinomurena sp.)! У нас минут десять ушло на то, чтобы получить достойный портрет: уж очень эти создания подвижные.


Кривохвостки. Удивительные рыбки, в природе часто сожительствующие с морскими ежами. Нам они попались в свободном плавании, и угнаться за стайкой кривохвосток, плавающей по кругу в токе воды, было очень, очень непросто.


Вот морская звезда патирия (Patiria pectinifera) сидела спокойно на месте. И не дёргалась.


Как и эти анемоны. Как их зовут - не знаю...


Этого обитателя аквариума мы заметили далеко не сразу. Это какой-то саргассовый клоун (Histrio sp.), а может - и нет... Мы так и не поняли.


Как зовут это стеснительное ракообразное, тоже загадка. Хотя на табличке что-то было, да где она теперь?..


Мягкие кораллы...


...и дискоактинии


Креветка-боксёр (Stenopus hispidus) тоже стесняется.


Остановись, мгновенье... Стой, зараза!!!


Этот морской конёк доставил нам больше хлопот, чем кривохвостки и риномурена вместе взятые. И всё же получилось!!!


В следующем зале устроен грот. В центре его располагается большой бассейн с огромными скатами. Помните у Даррелла амазонских скатов размером с ванну? Эти - морские, но никак не меньше. Наступишь - не обрадуешься...


Посередине бассейна сделан водопад, который раз в несколько минут окатывает незадачливых посетителей солёными брызгами.


По сторонам большого бассейна расположены меньшие бассейны и аквариумы. Крылатки сидят отдельно: сами мелких соседей слопают, а на них охотятся мурены.


Ну разве не красавица?


Нет, мы вас не накормим!


В небольшом бассейне мы увидели одинокого лангуста.


Эту рыбу мы не опознали. Возможно, какой-то луциан.


А это создание вызвало у нас однозначную ассоциацию с одной влиятельной в питерских аквариумных кругах дамой.


На самом деле,трудно поверить, что это та самая барракуда, которую мы во множестве видели в фильмах Кусто. Может, не та? Но надпись на табличке не оставляла сомнений: барракуда... Она почему-то сидела одна.


Гвоздь программы - акулы - сидят в огромном аквариуме. Их много там, и они разные. Расхожий миф о том, что акулы всегда должны перемещаться, чтобы дышать, по меньшей мере не совсем достоверен. Есть донные акулы-засадники, да и многие пелагические акулы отдыхают, подолгу лёжа на одном месте.


Снимать крупных акульих соседей было не так-то просто.


Но кое-что у нас всё-таки получилось.


Кто это плавал с каменными окунями, осталось невыясненным.


Но то, что они активно шпыняли здоровенных мероу - факт.


 


Об одной из мурен Олег Николаевич рассказал нам трогательную историю про то, как ему пришлось оперировать бедную рыбку длиной около трёх метров. Бедняжку выловили на крючок, и он застрял в жаберной щели. Ничего, операция прошла успешно - и рыба здравствует и по сей день. Та это мурена, или нет, мы не знаем. Но остальные прятались, и заснять их мы не смогли.


Подводный коридор - совсем не такая приятная штука, как может показаться.


Он сильно искажает изображение, а рослые посетители всё время бьются головой о его прозрачные своды: ведь их как будто и нет!


Фотографировать через эту кривую стенку было очень сложно. Мы так и не смогли заснять великолепную стаю огромных платакс. Увы...


Пятнистые груперы активно не желали фотографироваться. Им интереснее было рассмотреть нас повнимательнее - но на почтительном расстоянии.


А вот красавцам-спинорогам было всё равно.


А дальше начался зал, в котором размещались мягкие кораллы. Дальше комментариев почти не будет - перечислить названия всей этой красоты на одной странице реально, но очень уж утомительно... просто насладитесь игрой красок и форм!


 


 

 


 


 


 


 


 


 


 


 


 


И вот мы подошли к финальному аккорду всего этого великолепия. Тут нас ожидали такие же цилиндры, как на входе. Но рыбы были совсем другие.


В отдельном, совершенно "мёртвом" цилиндре ошалело плавала одинокая рыба-ёж.


На наш взгляд, посадить стаю полосатых рыб в цилиндр с синей подсветкой не самое удачное решение.


А это - легендарный абудефдуф. :)


Эту креветку в просторечье (то бишь в торговых прайсах) называют кардиналом. А по науке она - Lysmata debelius.


А вот это - креветка-танцор (Rhynchoctnetes uritai)


Вот эта - тоже из рода Lysmata. Её называют креветкой-доктором (Lysmata amboinensis).


Как же она красива!


А это - удивительная штуковина. Акулоубежище. Только там не люди от акул прячутся, а... акулы. Потому что оно же - акулоинкубатор.


Здесь, в безопасности от взрослых хищниц, инкубируются яйца кошачьих акул. Многие пелагические акулы живородящи, а вот донные наоборот, чаще откладывают яйца. Вот такие.


Вот оно - начало новой жизни. Выставлено на всеобщее обозрение.


А это - такие же акулы, только взрослые. Бросив прощальный взгляд на бассейн с пятнистыми и полосатыми хищницами, мы с сожалением покинули океанариум. Хотелось побродить там ещё, побыть подольше. Петербуржский Океанариум большой - и всё же такой маленький...

 

Tasha, Mistes.
Фото авторов.
Санкт-Петербург, 30 мая 2010 г. К заголовку

Соседние документы:




« Город Таганрог (репринт 1902 г.)   Как мы в Океанариум ходили   Баварские заметки. Серия 0. Эх, дороги... »