Это наш Дом Без Ключей...

Девка-Синеглазка: Соль


Часть 1

1.

В старые годы соль из земли не доставали, из морской воды не вываривали. Не было в том никакой надобности. В ту пору в Кавказских горах стояла ступка с пестом из чистой белой соли. И была та ступка не простая, а самобойная. Кто бы ни пришёл, ни приехал, стоило ему только сказать заветное слово: "Ступочка не простая, самобойная, туда-сюда вдарь, натолки мне соли белой вдосталь", - и пест в ступке начинал соль толочь, да так споро, так весело, что соль через край сыпалась.

Набравши соли, человек опять говорил заветное слово: "Ступочка, спасибо, не толки, на месте не ходи, до времени, моя хорошая, погоди", - и ступка послушно останавливалась.

Со всего света в Кавказские горы сходились люди, все брали соль бесплатно-беспошлинн, на всех её хватало вдоволь.

Поехал за солью и казак Черкасской станицы Михайло Белоусов. Ехал он на быках не спеша, степной строной. На десятый день к горам прибился, порасспросив встречных, вскоре увидел ступку-самобойку. Стояла она на высоком пригорке и от солнечных лучей так сияла, так искрилась, что глазам было больно смотреть на неё. Внизу пригорка копошились люди, соль набирали.  Все между собой незнакомые, из разных далёких стран, но мирные и ласковые друг до друга. Ни споров, ни свар у них нет из-за соли.

Подъехал Михайло к ступке, завернул быков, сказал заветное слово, какому его добрые люди научили, и тоже стал соль собирать. Но не успел он насыпать и полвоза, как слышит: где-то в горах военные трубы трубят.

Народ насторожился. Откуда тут войску взяться? Кто поход задумал в мирные края? Однако труба ближе да ближе. Вот уже и топот коней слышен. Люди заволновались, заспешили, кто бежит прочь, кто в скалы хоронится. Михайло под бычий воз присел, ждёт, что будет.

Подул по горам горячий, чёрный ветер, а с ветром неведомо откуда ворвались разбойники и стали рубить всех, кто им на глаза попадался. Михайлин воз перевернули и самого казака солью засыпали. Долго он барахтался под перевёрнутым возом, еле-еле не задохнулся, а когда выпростался и выглянул наружу, то не увидел ни ступки-самобойки, ни своих быков. Всё разбойники с собой утащили.

Вот как скверно обернулось дело. Загоревал Михайло о быках. Такие быки хорошие были - рослые, рыжие, круторогие, за коня не выменяешь. Ивот пропали ни за понюх табаку, угнали проклятые разбойники.

А теми разбойниками командовал персидский шах. Был он жадный, завистливый и большой обжора. Весь персидски народ его одного прокормить не мог. Вот какой оглоед!

Прослышал шах про волшебную ступку и решил завладеть ею. Собрал войско, привёл в Кавказские горы и желание выполнил, а народ соли лишил.

Идёт Михайло пешком на Дон, идёт и от злости на шаха зубами скрипит. "Ну погоди ты, черномазый дьявол, - думает, - вот приду в Черкасск да объявлю казачьим старшинам о твоём разбое, они тебя проучат".

Долго ли, коротко ли, но добрёл казак до станицы. И прямо с пути, не заходя домой, вышел на широкий майдан и что было голоса закричал:

- Эй, Донское войско! Эй вы, славные донские стршины казачьи, и ты, храбрый войсковой атаман, послушайте моего слова!

Сразу со всех сторон сбежались казаки, спрашивают: "Что случилось?"

- А вот что случилось, - говорит Михайло. - Проклятый кат, шах персидский, пришёл с войском в Кавказские горы и забрал ступку-самобойку. Весь народ соли лишил! Нельзя нам, казакам, терпеть такого разбоя! Атаманы-молодцы, объявляйте поход на персидского шаха! разромим его осиное гнездо! А ступку на место поставим, вернём народу соль!

Засмеялся войсковой атаман на такие слова. За ним засмеялись казачьи старшины.

- Ты что, - говорит, - Мишка, соли объелся, такой поход задумал? До персидского шаха, как до Бога - пока дойдёшь, ноги протянешь. Несподручно нам с ним воевать. Ну, а народ без соли, так что поделаешь, пусть солонцы грызёт.

Старшинам легко было смеяться: у них в подвалах на десятки лет соли запасено; кое-кто уже задумал на народной беде нажиться - поднять цену на соль. Поэтому они и стали гнать михайла с майдана.

- Иди, - говорят, - домой, не мути народ. Никакой войны с персидским шахом не будет.

на том бы дело и кончилось.  Да проходил в тот час по майдану молодой, удалой казак Стенька Разин. Услышал он перебранку, протискался в круг и говорит:

- Стой, стой, толсторожая старшина! Не гони Михайла, он дело говорит! Как же бедным людям щи несолёными хлебать?

Сорвал Степан шапку, вдарил о землю и закричал на весь Черкасск:

- Атаманы-казаки, кто со мной на Персидского шаха в поход пойдёт?

- Все пойдём! - ответил Круг.

К степану Тимофеичу сразу полтысячи охотников пристало. Михайло Белоусова есаулом выбрали. Быстро на ватажки разбились, сели на стружки и двинулись вверх по Дону, пока вешняя вода не сбыла. Пока плыли, ещё голытьбы прибилось. Разрослось войско до двух тысяч. У реки Камышенки перетянули лодки в Волгу и побежали к Астрахани. А там уже поплыли морем к Персидскому царству.

В. Головачёв, "Девка-Синеглазка".

 

Mistes.
Иллюстрации взяты из книги В.Головачёва "Девка-Синеглазка"
Краснодар, 10 июля 2012 г. К заголовку

Соседние документы:




« Девка-Синеглазка: Девка-Синеглазка   Девка-Синеглазка: Соль   Девка-Синеглазка: Соль »