Это наш Дом Без Ключей...

Девка-Синеглазка: Дарька


Дарька

Был казак Игнат Мурашкин молод, со станичниками в поход на турок ходил. Когда состарился, стал дома сидеть, на завалинке под окном куреня на солнышке греться, на сынов, на дочку любоваться.

Пришло время, зовет Игнат старшего сына, Алексея, и говорит:

—  Не пора ли тебе, мой старший сын, шашку в руки взять да в честном бою с турками счастья попытать?

Сын отвечает:

—  Давно, батяня, пора!..

Надел Алексей на себя шашку, коня оседлал, вывел его со двора. С отцом-матерью, с братом и сестрою попрощался, сел на коня и поскакал — только пыль на шляху заклубилась.

Сидит старый казак под окном куреня и ждет от старшего сына вестей. Прошел год, другой, третий. От Алексея ни слова, ни полслова. На четвертый год пришел в станицу на побывку служивый и говорит старому казаку:

—  Плохо, станичник, — твоего старшего сына турки в полон взяли.

Запечалился старый казак, зовет к себе младшего сына, Ермила, и говорит ему:

—  Не пора ли тебе, мой младший сын, шашку в руки взять да в честном бою с турками счастья испытать, выручить своего старшего брата из неволи.

Сын отвечает:

—  Давно, батяня, пора!..

Надел Ермил на себя шашку, коня оседлал, вывел его со двора, с отцом-матерью, с сестрою попрощался. Сел на коня и поскакал — только пыль "на шляху заклубилась.

Сидит старый казак под окном и ждет от младшего сына вестей. Прошел год, другой... От Ёрмила ни слова, ни полслова, как топор в воду канул. На третий год пришел в станицу на побывку служивый и говорит:

—  Плохо, станичник, — твоего младшего сына турки в полон взяли.

Запечалился старый казак, сел в курене под окошком да сам с собою и гутарит:

—  Эх, где моя молодость, где моя сила! Взял бы я в руки шашку, сел на коня и поехал бы сыновей своих выручать. Сломила меня старость, на коне я уже и усидеть не могу, а шашка из рук валится. И третьего сына у меня нет, некому Алексея с Ермилом выручить. Уродилась у меня вместо сына дочь Дарька. Куда ее пошлешь? Ее дело жениха поджидать да детей рожать.

Услыхала отцовские слова дочь, подошла к нему и говорит:

—  Не думай, батяня, что если я девка, то умею только жениха поджидать да детей рожать. Дай ты мне шашку вострую, коня доброго и всю сбрую казачью, поеду я с турками биться, моих братьев из неволи тяжелой выручать...

Вздохнул старый казак, подумал-подумал и согласился   отпустить дочь с турками биться.
Обрядилась девка в шаровары, чекмень казачий надела, шашку опоясала. С отцом-матерью попрощалась, села на коня и поскакала — только пыль на шляху заклубилась.
Сел старый казак под окном и стал ждать от дочери вестей. А дочь по месяцу, по звездам к казачьему стану дорогу держит. Приехала и тотчас командиру доложила:

—  Казак Иван Мурашкин прибыл турок бить, заместо пленных братьев.

Записали девку в сотню. Отдохнула она ночку, а наутро вместе с казаками в бой пошла. Так и началась ее служба. В строю девка все к старым да служивым казакам приглядывается, приноравливается, как бы ей половчее врагов бить. Старание командир заметил. Стал отличать Ивана Му-рашкина перед другими. Вскорости пошли войска вперед. Подошли к турецкой крепости, к той самой, где Алексей с Ермилом в неволе томились. Окружили казаки крепость с четырех сторон — ни конному не проехать, ни пешему не пройти. Две недели осаду держали, измором брали. На третьей неделе турки не выдержали, послали сотню конных головорезов на прорыв. Выскочили они в поле из крепостных ворот с криком, с гамом. А казаки наперерез им. Началась сеча: звенят шашки, льется кровь. И девка тут, в самой гуще. Приметила она турка с длинной бородой, какой всем отрядом командовал, пробилась к нему. Ловок и увертлив был старый воин, крепко бился с казаками. Сообразила девка: такого шашкой не собьешь; подобралась, изловчилась и накинула на него аркан. Турок и опомниться не успел, как притащила его девка к казачьему стану.

А был этот турок родным братом начальника крепости. Не прошло и дни, как приехали выкупать родича.

Позвал командир Ивана Мурашкина и говорит:

—  Ты турка в полон взял, ты за него и выкуп назначай. Да прежде чем сказать цену, подумай хорошенько.

—  А что тут думать,— отвечает девка.— Пусть начальник крепости моих братьев Алексея и Ермила Мурашкиных из неволи выпустит. Вот и весь выкуп.

Договорились так, а через день турки пленными обменялись. Пришли Алексей с Ермилом в казачий стан и спрашивают:

—  Кто нас из неволи выручил? Кого нам благодарить?

—  Скажите спасибо своему меньшому брату Ивану, — говорит им командир.

Удивились братья неожиданной родне. Кто такой Иван, откуда, понять не   могут.
А командир Ивана Мурашкина кликнул.

—  Вот он ваш меньшой брат. Узнаете?

Глянули Алексей с Ермилом на молодого казака, да так и обомлели.

—  Дарька!.. Откуда ты?

—  Какая такая Дарька! — рассердился командир.— Это боевой казак Иван Мурашкин!

—  Это наша сестренка родная, — отвечают братья.

Не верит командир, спрашивает у казачки:

—  Правду братья говорят?

А она потупила голову и шепотом отвечает:

—  Правду истинную...

—  Ай да Дарька! Ай да сестра у вас! Такая девка иных двух казаков стоит!

Турки недолго держались, война кончилась. Поехала Дарька вместе с братьями и станичниками  на  тихий  Дон,  домой,  в  родную  станицу.

Старый казак под окном куреня сидел да все детей своих поджидал. Ждал, ждал и дождался. Обнял он сыновей, перецеловал, а Дарьку к сердцу прижал и отпускать не хочет. О се делах старый Игнат от станичников хорошо был наслышан. Целует он дочь, приговаривает:

— Доченька, золотая маковка. Дороже тебя на свете никого нет.

И опять ее целовать начинает.

Отдохнули малость служивые, а тут и осень подошла. Сыграли у старого казака Игната Му-рашкина за один раз три свадебки кряду. За двух сыновей взял он двух снох, а за Дарьку — зятя бравого да удалого. Не захотел отец ее в снохи отдавать. Вся станица, от стара до мала, у Мурашкиных на свадьбах целый месяц гуляла.

 

В. Головачёв, "Девка-Синеглазка".

 

Mistes.
Иллюстрации взяты из книги В.Головачёва "Девка-Синеглазка"
Краснодар, 10 июля 2012 г. К заголовку

Соседние документы:




« Девка-Синеглазка: Про Пугача   Девка-Синеглазка: Дарька   Девка-Синеглазка: Казак Платов »