Это наш Дом Без Ключей...

Девка-Синеглазка: Братья


Братья

Давным-давно это было. Три казака, три родных брата, попали к туркам в плен. Схватили их враги, привели к большому начальнику, турецкому наше. Спрашивает паша старшего брата, Ивана, какого он рода-племени, кто отец, мать, в какой стороне родился и вырос, по охоте или по неволе казачью службу нес. Отвечает Иван, что он природный казак станицы Голубинской. Там родился и возмужал, оттуда по своей доброй воле на войну пошел защищать от турок родную землю. Турецкий паша учинил допрос и среднему брату, Василию, и младшему, Петру. И тот же ответ услышал. Говорит он тогда братьям:

—  Вы казаки смелые, отважные, таких я люблю. Переходите служить в мое турецкое войско. За это я вас золотом одарю. Будете жить богато, нужды не знать.

Переглянулись братьи и без слов поняли, что каждый на сердце держит.

—  Нет, — отвечают, — не в казачьем обычае изменять своему народу. Не пойдем мы служить в турецкое войско.

Паша и разговаривать больше не стал, приказал заковать братьев в железные цепи и посадить в каменную темницу.

Сидят казаки в темнице и месяц, и два, одну думу думают: как на волю вырваться, как на тихий Дон уйти. Темно и сыро в тюрьме, душно от гнилой соломы. Младший брат Петр от нечего делать стал навоз перетряхивать и, на счастье, нашел кинжал булатной стали. Видно, кто-то из стражи обронил.

Обрадовались братья, стали тем кинжалом друг у друга цепи пилить. Стали подкоп под стену делать. Долго копали. Высохли, изуглились казаки, пока пробили ход на волю. Ушли из темницы ночью. Выбрались за  город,  осмотрелись, видят: на выгоне два коня пасутся — гнедой и вороной. Только успели поймать коней, слышат — погоня. Иван вскочил на вороного коня, Василий — на гнедого и поскакали вперед. А младший, Петр, что выручил их из неволи, бежит за ними, ноги в кровь сшибает и просит:

— Братья! Родные! Не спокиньте меня! Не оставляйте на муки басурманам!

Оглянулись братья назад, видят, настигают их. Ударили они по коням и оставили брата Петра одного посреди степи. Когда еще раз оглянулись, увидели, что лежит  он  возле  кургана, на куски порубанный.

Кони братьям попались добрые, ускакали они от погони. А там и в родную станицу приехали. Встретил их отец и спрашивает:

— А где же ваш меньшой брат, Петр?

Понурились братья, трудно им ответ держать. А держать надо. Рассказали все, как было. Ни слова не сказал отец. Лишь седые брови сдвинул и сынам рукой на дверь показал.
Вышли Иван и Василий из родительского дома. На дворе ночь, непогода, негде им приютиться. Попросились к соседу переночевать, а сосед спрашивает:

—  За какую провинку вас отец из родительского дома выгнал?

—  За брата Петра. Оставили мы его в беде. Да ведь нельзя было не оставить: стража за нами гналась.

—  Хуже    предателей    вы! — сказал    сосед. — Идите, не поганьте моей хаты.

Всю станицу обошли братья, но нигде не нашли ночлега. Казаки уже узнали, как они своего меньшого брата на растерзание туркам бросили, и отвернулись от них.
Побежали братья из родной станицы и невесть где сгинули.

 

В. Головачёв, "Девка-Синеглазка".

 

Mistes.
Иллюстрации взяты из книги В.Головачёва "Девка-Синеглазка"
Краснодар, 10 июля 2012 г. К заголовку

Соседние документы:




« Девка-Синеглазка: Тёр да Ёр   Девка-Синеглазка: Братья   Девка-Синеглазка: Про Пугача »