Это наш Дом Без Ключей...

Девка-Синеглазка: Соль


Часть 5

5.

Весело бежали разинские корабли по морю. Ветер в паруса дует, ковшик в небе дорогу указывает. Отошли от казаков все заботы. От безделья даже скучновато стало. Думает Степан Тимофеич: «Дай поразвлеку дружину».

—  А что, браты, кто из вас видел, как ступка самобойная соль толчет?

Казаки отвечают:

—  Слыхать о таком чуде слыхали, а видать не приходилось.

—  Я и сам не видел. А охота подивиться. Только, говорят, для того надо знать кочетиное слово.

Тут рулевой Коржик и заявляет:

—  Атаман, я знаю такое слово. Мне есаул Михайло его сказывал.

—  Так скорей говори свое колдовское слово.

Коржик туговат был на память и, чтобы не прошибиться, подумал немного;

—  Ага, вспомнил: «Ступочка не простая, самобойная, туда-сюда вдарь, натолки мне белой соли вдосталь».

Как это он сказал — пест в ступке приподнялся и начал соль толочь. Да так крепко — весь кружок ходуном ходит. Смотрят казаки — соль через край ступки посыпалась, белая да чистая, что морская пена.

Иные удивляются, а иные атамана просят:

—  Дозволь, Степан Тимофеич, соли набрать про запас. На суше пригодится.

— Набирай! — приказал атаман.

Стали казаки соль тягать, кто во что — в сумы, короба, просто в узлы. Шумят, смеются, будто добычу дуванят.

А ступка знай толчет. Соль прибывает да прибывает.

Кличет атаман рулевого.

—  Ты, — говорит, — Коржик, потешил войско, спасибо, а теперь скажи свое кочетиное слово наоборот, чтобы ступка перестала соль толочь.

Коржик помотал головой и отвечает:

—  Запамятовал я это слово. Дай подумать, атаман.

—  Думай, только скорей. Видишь, от соли в лодке уже места нет.

Ушел рулевой на корму и стал думать. А ступка все толчет и толчет. Атаман опять кричит:
—  Коржик! Скоро ты свое колдовское слово надумаешь?

—  Да вот мычится на языке, а сказать не могу.

—  Эх ты, худая башка! Так мы и потонуть можем. А ну, казаки, выгребай соль в море!

Стали казаки соль бросать за борт, кто корзинами, а кто шапками, да никак поспеть за ступкой не могут. Соли прибывает и прибывает. Мечется Коржик по корме, бормочет какие-то несусветные слова:

—  Ступочка-самобоечка, туда-сюда вдарь, остановись. Нет, не так... Ступочка-самобоечка, не толки, перевернись на бок... Не то, не то, будь я неладен!..

Устали казаки бросать соль в море. Понамори-ли руки, понаморили спины, а все без толку. Ступка толчет да толчет. Лодку от соли ко дну тянет. Вода через борт захлестывать стала.

—  Потонем, атаман! — шумят казаки. — Ступку в море надо выкинуть!

А Степан Тимофеич в ответ:

—  Не казачью речь слышу! Аль забыли, как клялись Михаилу не оставить народ без соли?

—  Так погибнем...

—  Натужься! — приказывает атаман. — Сгружай в море золото, что в персидском царстве набрали! А ты, Коржик, худая голова, перестань бормотать, стань лучше на шлюпку, посмотри в подзорную трубку, далеко ли мы от берега.

Коржик схватил трубку и посмотрел.

—  Вижу, атаман!

—  Что видишь?

—  Кавказские горы впереди. Над ними твой ковшик светит. Смотри, вон он, вон... будь я неладен!

Присмотрелся атаман.

—  А ведь правду   говорит Коржик. Держись, казаки!

Схватил Степан Тимофеич ступку, поднял над головой, размахнулся и кинул. Хотел он ее с середины моря на Кавказские горы забросить, да не умерил свою неуемную силу. Ступка с налету стукнулась о гранитную гору и разлетелась на части. Одни куски рикошетом отлетели за Волгу, упали в озера. В них вода сразу засолонела, сплошь покрылась густой рапой. Другие упали за Донцом. В тех местах земля вспучилась, превратилась в соляные колокола.

А донышко с пестом умчалось еще дальше, чуть ли не к самому Дунаю. Там .они глубоко в землю ушли. По сей день стучит пест по донышку, толчет соль на весь мир, белую, вкусную. Зовется то место — Карпатская солонка.

 

В. Головачёв, "Девка-Синеглазка".

 

Mistes.
Иллюстрации взяты из книги В.Головачёва "Девка-Синеглазка"
Краснодар, 10 июля 2012 г. К заголовку

Соседние документы:




« Девка-Синеглазка: Соль   Девка-Синеглазка: Соль   Девка-Синеглазка: Два всадника »