Это наш Дом Без Ключей...

Баварские заметки. Серия 0. Эх, дороги...


Наши приключения по пути из Владимира в Мюнхен

Давным-давно мне нужно было бы уже начать этот длинный фоторассказ, да вот только что, наконец, решилась. Прошло уже почти два года с тех пор, как мы с Антоном, приняв приглашение наших добрых друзей Ирины и Мартина, гостили у них в Германии, в маленьком баварском хуторе Харланден. Это было поистине замечательное и незабываемое время, настолько насыщенное впечатлениями, что тянет даже не на кусок жизни, а на отдельную маленькую жизнь. Спасибо вам, дорогие друзья, за гостеприимство, море позитива, многочисленные поездки, терпение (да, с нами бывает непросто... :) ) и много-много ещё за что... Прошло уже два года, а начинаешь перебирать фотографии - и понимаешь, что впечатления не померкли ни на капельку. И в этом, конечно же, ваша заслуга!

С чего начать? Наверное - с начала. Только вот где оно: в сборах чемоданов, в дороге в другую страну, в первом шаге по баварской земле?

О дороге и впрямь есть, что порассказать... Такого, что специально захочешь - не придумаешь. Наше путешествие началось с  феерического косяка РЖД, в результате которого пара десятков человек в очереди на вокзале получили билеты не на сегодняшний, а на завтрашний поезд из Владимира в Москву, и были бесцеремонно выдворены из поезда за три минуты до отправления - а он спокойно уехал без них. Антон тоже убежал менять злополучные билеты, я одна из всех осталась в вагоне - без билетов и места в вагоне, денег, телефона, и даже паспорта (!!!), зато с багажом - нашими сумками общим весом в 36 кг - и состоянием, близким к буйному помешательству и инфаркту в одном флаконе. Эта занимательная история имела ещё немало самых неожиданных поворотов, в процессе которых нас с Антоном, севшим-таки на следующую электричку, связали из двух разных поездов на полторы минуты и мы смогли договориться, где нам найтись в Москве, потом потребовали за это денег, потом отдали их обратно с дрожащими руками и извинениями (даже бумагу сунули подписать, что я типа претензий на эту тему не имею, аха), раза три пересаживали меня в переполненном поезде и попутно полдороги убеждали, что я сама во всём, конечно же, и виновата.

Надо отдать должное проводнице и старшей по поезду - они как могли, входили в положение. Впрочем, могли они немного, на результат это, увы, повлиять могло в минимальной степени - поезд ехал, время шло, а по моим массово уничтоженным нервным клеткам впору было объявлять трёхдневный траур. Когда по приезде я осталась один на один с запихнутыми на верхнюю полку тридцатью шестью килограммами клади общим объёмом примерно с меня саму, единственными в огромном вагоне, кто решил мне помочь, стали мальчишки-скауты и их руководительница, которой отдельный поклон и сердечная моя благодарность. Кроме учеников средних классов невеликого роста, мужчин (настоящих, во всяком случае) в вагоне не оказалось... А потом, когда это всё оказалось снова в «неположенном» месте, помог сердобольный уборщик, пожилой таджик, с трудом изъяснявшийся по-русски. Носителям великого и могучего мои проблемы оказались тотально неинтересны.

Итак, я на Курском вокзале жду Антона. Выйти на улицу не могу - выпускают через турникет по билету, а его у меня нет. Стою истуканом, стерегу 36 кило. Очень хочется сползти по стенке и тупо отключиться, но впереди ещё дорога в аэропорт, перелёт и всё то новое, что встретит нас после. День только начинался - 10 утра... Нужно было занять свой мозг чем-то отвлечённым. Я и заняла - фотографировала певших на проводах скворцов. Птицы были совсем не пугливы, перья их ярко блестели на утреннем солнце. Красавчики. Тут мне сказали, что фотографировать на вокзале нельзя и попросили убрать камеру. Хорошо хоть, стирать фото не заставили. Поэтому - ВНИМАНИЕ, дорогие читатели, вот вам сверхсекретные московские вокзальные скворцы! :)

На каком именно поезде и с какой скоростью едет Антон, я не знала и узнать не могла, но где-то перед этим мы уже ездили на той электричке, о которой я думала, и вроде бы она, проползая по всем мелким станциям, прибывала где-то через час. Что ж, ждём...

Пришёл один поезд... Второй... Третий. Всякий раз приходилось вклиниваться в самую гущу прущей с пришедшего состава людской биомассы, дабы с мои неполные метр шестьдесят могли быть видны идущему в толпе Антону. Однако его не было, телефона тоже, и вставал во весь рост вопрос, чем это всё может закончиться. Вдобавок на мои робкие вопросы об «электричке, приходящей, кажется, в 11.20» работницы у турникета, оказавшиеся, в целом, добрыми тётками (но тоже в своей доброте задушенными служебными правилами до полной неспособности оказать реальную помощь), сообщили мне, что такой электрички не знают. И то, что я вот сюда приезжала на ней за визой две недели назад - никого, конечно же, не убедило. Это была полноценная альтернативная реальность, а в ней случиться могло что угодно...

Абсурднее, говорите, уже некуда? Щас, ага. Оказалось, что даже сходить за 20 метров обратно на перрон я тоже уже не могу (надо было посмотреть расписание и понять, когда же может всё-таки приехать супруг). Почему? Хе, а про 36 кило вы уже забыли? Я же должна была бы оставить их в одиночестве на эти несколько секунд. А если там бомба?!  То есть  я так поняла, что в моём присутствии работникам вокзала разрешено с чистой совестью взрываться. И им за это ничего не будет. А вот если я пожелаю уклониться от заслуженной кары и не захочу погибать в их компании от собственной же взрывчатки - это вот низя-я-я, не положено... Тётки, вздохнув и переглянувшись, послали гонца посмотреть для меня расписание. Злополучной электрички в нём не оказалось.   

Время прихода поезда (гипотетического) с Антоном (реальным) прошло. Перрон был пуст. Наверное, у меня не поехала крыша в этот день лишь потому, что ресурсов у психики не осталось даже на это. И тут на меня снова хлынула людская масса, наступавшая на ноги, толкавшая локтями, огрызавшаяся зло, но, хвала небесам, содержавшая в себе маячившую на уровне двух метров над землёй родную кудрявую голову.

 Так мы нашлись, я обессилено поржала, поплакала ещё чуток (а может, поплакала, а потом поржала - тут наши версии не совпали), и мы понесли чемоданы... Нет, пока не в метро - в билетную кассу: в кармане у Антона по-прежнему лежали те два билета на завтрашний поезд-экспресс!

Мы с чувством непередаваемого наслаждения сдали их в кассу РЖД и получили назад свои деньги за проезд. Когда наша маленькая месть свершилась, мы отправились в Шереметьево, и эта дорога была предельно спокойной и скучной по сравнению со всем, что мы только что пережили.

...До отлёта была ещё куча времени, мы успели и перезагрузить мозги, подремав немного по очереди, и покрутиться по бескрайним недрам аэропорта, представлявшего собой по сути целый город (это было в новинку - до того мы пользовались только услугами РЖД, не к ночи будь помянуто, а летать как-то не приходилось). Как всегда, понемногу развлекали себя ленивой фотосъёмкой и наблюдениями за окружающими нас людьми, что бывает временами довольно забавно... Столько лиц, столько случайно пересекающихся, совершенно непохожих друг на друга миров, которые на мгновение касаются друг друга (или - не касаются...) - и тут же отлетают вдаль... И в прямом смысле - тоже.  :) А ещё сквозь мелкий дождичек в окна светил золотой закат.

Расставшись после всестороннего досмотра на подходе к самолёту с флаконом Антоновой пены для бритья (а вдруг она тоже шарахнет), мы благополучно отправились в полёт над ночной землёй, скупо посылавшей нам отблески ночных огней сквозь чёрные провалы облаков. Через небольшие иллюминаторы почти ничего не было видно, но и то уже было хорошо, что полёт прошёл спокойно, и весь этот откровенно безумный день оставался где-то далеко за нашими спинами, в другой стране и - в воспоминаниях, из которых слова не выкинешь, хотя иногда этого так хочется. Кстати, еда в самолёте в первый раз была весьма вкусной.

Ночной Мюнхен встретил нас на удивление тихо. Всё, что угодно, можно было ожидать после бурно-раздражённого Шереметьева, подобного миниатюрной Москве, но только не такой «домашней» обстановки. Небольшой аэропорт, почти пустые залы, никто никуда не спешит, не ругается, не злится. Приветливый круглолицый мужчина на таможне спросил, говорю я по-немецки или по-английски; уже на английском - к кому я приехала. Антона тем временем  встретил предельно серьёзный бритоголовый товарищ со взглядом опытного сотрудника спецслужб. Получив ответ, что мы - к друзьям, нам моментально поставили в паспорта заветные печати. Бавария встретила нас.

Встречали и друзья. Ира с Мартином специально приехали за нами в аэропорт, и вот мы уже, согрев измождённые сегодняшними мытарствами души тёплыми словами и объятьями, ехали по ночным улицам, привыкая к вывескам на немецком и утоляя жажду минералкой под названием «Источник иезуитов». Ночью на оживлённой трассе разглядишь немного - небольшие деревушки, перелески, поля да мигающие белыми и красными огнями немного футуристического вида предприятия - кажется, что-то, связанное с нефтеперегонкой. До хутора Харланден мы добрались без приключений уже глубокой ночью, ничего толком не разглядев. На это ещё было время впереди - следующий день наши друзья посвятили как раз «обзорной экскурсии» по окрестностям, которую с блеском провела для всей нашей компании Ирина.

История об этом маленьком походе и станет первой серией нашего фоторепортажа: это-то была пока что присказка, а сказка будет впереди. И, несмотря на задатки полноценного триллера во вступлении, будет она доброй и, надеюсь, интересной.

 

Tasha, Mises. Фото авторов.

Судогда, 23 июля 2016 года.

Соседние документы:




« Как мы в Океанариум ходили   Баварские заметки. Серия 0. Эх, дороги...   Баварские заметки. Серия 1. Харланден и его окрестности »