Это наш Дом Без Ключей...

Первый семинар по ихтиопатологии


 

Не секрет, что лечение рыб - задачка, мягко говоря, непростая. И со многими неизвестными. Но встаёт она перед нами, обладателями подводных мирков за стеклом, с отменнейшей регулярностью. Потому, хочешь - не хочешь, а науку с мудрёным названием ихтиопатология постигать нам приходится поневоле с тех самых пор, когда мы заводим свою первую баночку...

Получается ли? Да по-разному. Пока не понаступаешь на грабли, не набьёшь свои собственные шишки, не погорюешь над рыбёшкой-любимицей, которую вылечить не сумел, - увы, мало продвинешься в понимании, ЧЕМ и ПОЧЕМУ они болеют - и, главное, КАК их лечить. Но время идёт, опыт - положительный и не менее ценный отрицательный - приходит, постепенно появляются свои наработки, ты уже сам можешь посоветовать что-то на форумах тем, кто столкнулся с проблемами, похожими на твои... И вот тут-то, уже, вроде бы, неплохо разобравшись в «айболитской» теме, приходишь в каком-то смысле к тому же, с чего начал: осознаёшь, что твоим знаниям не хватает систематичности и «профессиональности».

 

Этой весной на Живой Воде впервые стало активно обсуждаться предложение организовать для форумчан встречу с профессиональным ихтиопатологом, на которой они могли бы получить ответы на интересующие их вопросы, восполнить пробелы в знаниях, придать им систематичность. Потребность в этом была настолько большой, что слова с делом разминулись не намного: через пару месяцев подготовка уже шла вовсю, и благодаря стараниям вдохновителей и инициаторов этой полезнейшей затеи Натальи Беряльцевой (Mayaca) и Алексея (ace) в стольном городе Санкт-Петербурге 29 мая 2010 года свершилось долгожданное событие - состоялся шестичасовой семинар по ихтиопатологии для аквариумистов-любителей. Его провёл известный ихтиопатолог, профессор Владимир Николаевич Воронин, преподающий в Санкт-Петербургской государственной академии ветеринарной медицины.

Профессор Владимир Николаевич Воронин окончил Ленинградский ветеринарный институт в 1971 г., а в 1974 году - аспирантуру в лаборатории болезней рыб ГОСНИОРХа. С 1975 до 1978 г. работал ассистентом кафедры болезней рыб и пчел ЛВИ, старшим научным сотрудником лаборатории протозоологии при ЛВИ до 1980 г., затем перешел на работу в лабораторию болезней рыб ГОСНИОРХа. В.Н. Воронин прошел длинный и интересный путь научной работы в этой лаборатории - от старшего научного сотрудника до заведующего лабораторией и ведущего научного сотрудника. В 1999 г. защитил докторскую диссертацию. С 2003 года научную работу в ГОСНИОРХе успешно совмещает с педагогической, кроме основной педагогической нагрузки, руководит научной работой студентов на кафедре.

 

Владимир Николаевич Воронин

До съездовских масштабов мероприятию было, конечно, далеко, - однако и сейчас, кроме форумчан-питерцев (zheltayavektra, ace, Юрий Н), в нём приняли участие Антон Бакалов из Краснодара и Tasha из г. Судогда Владимирской области.

Объять необъятное, да ещё за столь ограниченное время, как один день, - невозможно, поэтому при составлении плана занятий решено было уделить внимание тем моментам и темам, которые нас самих наиболее актуальны. Форумчане сошлись во мнении, что очень полезно было бы получить практические навыки вскрытия и микроскопирования, услышать мнение профессионала о диагностике и лечении таких проблемных и распространённых заболеваний аквариумных рыб, как туберкулёз, гексамитоз, бактериальные и протозойные заболевания, поражения жаберными и кожными сосальщиками, гельминтами, оодиниоз. Также участникам семинара предоставилась и прекрасная возможность выяснить причины непонятных заболеваний их собственных питомцев, в которых «удалённая диагностика» на форуме, равно как и диагностика «на глаз», оказались бессильными.

...А началось всё с просмотра небольшого вводного фильма фирмы SERA о болезнях аквариумных рыб. В нём, в частности, можно было познакомиться «вживую» с многими видами заклятых врагов аквариумистов и их питомцев: бактериями, вызывающими колумнариоз, ихтиофтириусом, костией, оодиниумом... Знать «в лицо» их очень важно - ведь даже взяв, например, мазок слизи с кожи больной рыбки и найдя там «что-то кругленькое и шевелящееся», нужно ещё и уметь определить, кого именно ты видишь, - и может ли он быть причиной рыбьей хвори.

...После небольшого чаепития участники семинара разместились в учебной аудитории, оснащённой микроскопами и стационарными источниками освещения. Владимир Николаевич подробно рассказал нам о различных типах эктопаразитов и внутренних паразитов аквариумных рыб, особое внимание уделив вопросам правильной диагностики и лечения паразитарных заболеваний. Приводить полный текст рассказа Владимира Николаевича бессмысленно: общие вопросы биологии паразитов изложены во многих справочных изданиях, поэтому ниже мы приведём сведения об отдельных группах паразитных организмов, показавшиеся нам наиболее интересными и полезными для аквариумистской практики.

Строго говоря, лекции как таковой у нас и не получилось, ибо аудитория слушала Воронина с напряжённым вниманием и засыпала бесконечным потоком вопросов. Поэтому формат занятия пришлось изменить, практически сразу перейдя от теории к практике. Предстояло исследовать несколько привезённых на занятие рыб, поставить правильный диагноз которым у самих владельцев не получилось, а выбранное лечение оказалось неэффективным. В основном это были экземпляры, выглядевшие откровенно «затянутыми» - а вот выводы о причинах этой затянутости предстояло сделать, взглянув в окуляр микроскопа.

 

Кто там у нас?

Владимир Николаевич показал нам порядок и технику осмотра и вскрытия заражённых рыб различных размеров. Чтобы провести первичное исследование кожных покровов, не обязательно умерщвлять рыбку. Работу мы начали именно с разговора о том, как правильно проводить обездвиживание и обезболивание в подобных случаях. Владимир Николаевич использует для этих целей препарат, называемый в Европе «MS-222», а в нашей стране давно и хорошо известный как трикаин (трикаина метанесульфонат). Этот препарат сообщает воде слабокислую реакцию и быстро усыпляет рыб; для восприимчивых видов смертельная доза трикаина составляет 85 мг/л. Трикаин не пригоден для использования в соленой воде.

 

Что впереди? Трикаин!

После помещения в чистую воду рыба, обездвиженная с помощью трикаина, быстро приходит в себя, что мы увидели на примере первых «пациентов» - красных неонов, которых предоставила Vera. Рыбки, оказались абсолютно здоровы и после пробуждения плавали даже активнее, чем до усыпления. Они отправились на родину - в выставочный аквариум своей хозяйки, успешно (это и было подтверждено в результате исследования) вылечившей их от малоизученного заболевания - дермоцистидиума.

 

Кто-то красный с чем-то синим... Дермоцистидиум?

 

Осторожненько засыпаем...

 

И засыпаем!

 

После этого с бесчувственной рыбёшкой можно делать что угодно.

 

В чистой воде пробуждение произошло почти мгновенно

Однако в целом поверхностный осмотр кожных покровов может ответить только на очень небольшую часть вопросов, связанных с постановкой правильного диагноза - и для всестороннего исследования, включающего изучение жабр и внутренних органов, рыбкой приходится всё-таки пожертвовать. Для быстрого умерщвления некрупных рыб проще использовать пинцет, которым ломается позвоночник непосредственно на соединении с черепом, - гибель рыбки при этом происходит мгновенно, и почувствовать она ничего не успевает. Более крупные экземпляры лучше предварительно усыпить, и после этого также отделить позвоночный столб от черепа с помощью скальпеля.

 

Соскоб производится от головы к хвосту

У вынутой из воды рыбки поверхность тела обсыхает очень быстро, поэтому начинать следует со взятия мазков слизи. Для этого скальпелем или краем предметного стекла, с достаточным давлением, проводят по боку рыбки по направлению от головы к хвосту (можно это сделать несколько раз). На взятой пробе окажется слизь и отделившиеся чешуйки, а вместе с ними в окуляре микроскопа могут показаться и первые «подозреваемые»: бактерии и простейшие паразиты, реже - сосальщики-моногенеи, амёбы и другие возбудители рыбьих недугов.

Бактериальные заболевания точнее всего диагностируются в областной ветлаборатории, но это исследование занимает не менее недели и стоит денег. Рядовому же аквариумисту может здорово помочь уже и установление того факта, что на взятом мазке он увидел именно бактерий, что установить обычно не составляет труда: по размеру они гораздо мельче простейших, и даже при значительном увеличении имеют обычно вид многочисленных округлых или продолговатых точек, шевелящихся или неподвижных. Жить в рыбьем организме бактерии могут практически везде, и бактериальные заболевания обычно делят на внешние и внутренние. Первые могут проявляться в виде повышенного слизеотделения (вплоть до появления на коже рыхлых «клочьев»), кровоподтёков и язв, разрушения плавников. Внутренние бактериальные инфекции при вскрытии часто можно констатировать по состоянию печени, а точнее - по её общему побледнению или, наоборот, бурым или красным пятнам на ней. Также бурые пятна могут появиться и на селезёнке рыбы. Результатом перенесённых бактериальных инфекций могут быть камнеподобные образования в рыбьих почках, приводящие к нарушению работы этого органа.

Бактериальные поражения печени обычно проявляется в виде пятен

...Но вернёмся к нашим препаратам. На соскобе, взятом с кожи рыбы, мы можем увидеть пока только «внешних» бактерий, и одной из самых зловредных среди них по праву можно считать Flexibacter columnaris, вызывающую «болезнь белого рта», или колумнариоз. Выглядит эта бактерия нетипично и характерно: при большом увеличении микроскопа мы можем лицезреть вытянутые клетки, одним концом закреплённые в коже рыбы и образующие скопления-«пучки». Движения они совершают колебательные, словно «раскачиваются».

Мы спорили...

Против бактериальных заболеваний Владимир Николаевич рекомендовал универсальную смесь антибиотиков, которую мы сразу окрестили «Триплетом Воронина». Эта смесь состоит из 0,5 г фуразолидона, 0,5 г окситетрациклина и 1 г ципрофлоксацина на 100 л воды. Смесь следует вносить через день на фоне предварительной стандартной подмены воды (10-15%), а при сильном поражении можно делать это и ежедневно до появления улучшения, а затем продолжить по предложенной схеме до полного выздоровления.

...и слушали...

Владимир Николаевич предостерёг нас от применения левомицетина, отметив, что при большей эффективности ципрофлоксацин по сравнению с ним ещё и намного менее токсичен для рыб.

...проверяли...

Что касается простейших паразитов, то на коже рыб им полное раздолье. На дикой рыбе в природных условиях можно запросто обнаружить и десять, и пятнадцать видов этих «нахлебников». В аквариумных условиях, конечно, список будет поскромней, но зато и болеет рыба гораздо тяжелее, ибо подвергается стрессам, переносит азотное загрязнение воды и прочие подрывающие иммунитет воздействия.

...и не верили своим глазам

О паразитарных заболеваниях, вызываемых простейшими, можно говорить очень долго. Против каждого из видов паразитов разработаны свои схемы лечения, по большей части приведённые в статьях В. Ковалёва. В то же время против большинства простейших эффективна смесь препаратов, известная как ФМС, (FMC) в дозировке 1.5-2 г/100 л. Следует помнить об опасности препарата для растений и наличии у многих паразитов покоящейся стадии: через каждые три дня на фоне повышенной температуры (27-28оС) необходимо вносить препарат повторно после половинной подмены воды, по возможности контролируя при этом состояние азотного цикла с помощью тестов на аммиак, нитриты и нитраты, поскольку в более тёплой воде токсичность азотных соединений для рыб значительно повышается.

Поразительной пластичностью обладает хорошо знакомый аквариумистам одноклеточный паразит - тетрахимена. Она может преспокойно жить и вне рыбьего организма, где-нибудь в грунте, вовсе не претендуя при этом на «паразитическую» роль. А вот когда условия в аквариуме неблагоприятны, а его обитатели - ослаблены действием каких-либо негативных факторов, то вполне возможно, что «мирная» тетрахимена примется за рыб, на коже которых появляются при этом обширные и глубокие эрозии. Но и это ещё не всё. Владимир Николаевич рассказал нам, что тетрахимена может жить и внутри тела рыбы, в брюшной полости, попадая туда по половым путям. В таком случае она будет обнаружена не на соскобе со слизистой, а при исследовании внутренних органив под микроскопом. Заражение такого типа вылечить невозможно, ибо тот же FMC не проникает в кровь и может побороть, таким образом, только паразитов, живущих на поверхности кожи.

Особый разговор - об оодиниуме, заражение рыбы которым далеко не так просто определить, как, например, в случае с ихтиофтириозом: взрослая рыба обычно им остро не болеет, а вот носителем быть может запросто. Если учесть к тому же, что возбудитель по размеру мельче «ихтика», может жить не только коже и плавниках, но и на жабрах, и заметить его не так-то просто, - понять, «гостит» ли в твоём аквариуме оодиниоз, иногда вообще нельзя. А вот микроскопирование может многое прояснить.

В этот день нам как раз довелось познакомиться с этой коварной болезнью «вживую». Одной из рыбок, принесённых на исследование, был петушок, пролеченный уже от оодиниоза, на котором никаких подозрительных «песчинок» видно не было, - зато были признаки длительного и неясного недомогания. Пролечить петушка и его собратьев, проявлявших те же симптомы, ещё раз? Это может помочь, а может окончательно подорвать иммунитет... А может, проблема и вовсе не в оодиниумах? Вопрос не такой уж простой, но исчерпывающий ответ с помощью микроскопа мы всё-таки получили.

Петушок. Это у него мы нашли оодиниума и капиллярий

Соскоб с кожи и плавников показал: оодиниум есть. Овальные, с чуть заострённым одним концом «зёрнышки» со слабым золотистым отливом - он, родимый... Но причиной рыбьих проблем на данном этапе это быть не могло: слишком мало их было, «зёрнышек», на соскобе. Такое характерно именно для носителя, а не для рыбы с оодиниозом в агрессивной фазе.

Разобраться с этой задачкой помогло исследование внутренних органов: в кишечнике обнаружились многочисленные черви - капиллярии, однако о них мы расскажем чуть позже, когда будем говорить о вскрытии брюшной полости. Что же касается оодиниума, то эта история подтвердила: болезнь не из простых, и даже пролеченная рыба может принести на себе «сюрприз» в виде отдельных паразитов, не видных глазу. Следовательно, «контрольный выстрел» в виде дополнительной обработки, когда кажется, что рыба уже чистая, - не такая уж бессмысленная мера. А уничтожается оодиниум лучше всего бициллином-5.

Разобравшись с соскобом со слизистой, приступаем к осмотру жаберного аппарата. Для этого острыми ножницами (можно и простыми маникюрными) снимаем жаберную крышку и аккуратно вырезаем жаберные дуги. У мелких рыбок это сделать довольно сложно, но такая манипуляция - необходимый элемент исследования, особенно если рыбка проявляла признаки удушья. Первым делом обращаем внимание на цвет жаберных лепестков - настораживать должна ненормальная их окраска (лиловатая, бледная, коричневатая...) и особенно «мозаичность», то есть разный цвет отдельных участков.

Осмотр жабр начинаем с отсечения жаберной крышки

Дело это достаточно кропотливое

И непростое, особенно на мелких рыбках

На предметном стекле жаберные дуги отделяют одну от другой - их у рыб по четыре с каждой стороны. Рассматривать их все сразу неудобно, поэтому перед тем, как помещать под микроскоп, нужно отделить их друг от друга - делать это удобно, взяв в каждую руку по шприцу с надетыми иглами, ибо работа действительно тонкая.

А вот итог: жаберные лепестки отделены от жаберной дуги и лежат рядышком

Кто может обнаружиться на жабрах? Как мы уже и говорили, тут может быть «штаб-квартира» и оодиниумов, и самых разных простейших паразитов, и моногеней... С последними мы как раз и столкнулись, исследуя жабры откровенно затянутого дискуса. Уже при небольшом увеличении стало видно, как ритмично изгибались в разные стороны сосальщики-дактилогирусы, прикрепившиеся своими крючьями к нежным лепесткам. Их родичи - гиродактилусы - по размеру крупнее и живут в основном на поверхности кожи, и не в жабрах, так что их иногда удаётся разглядеть даже невооружённым глазом на покровах рыб. Однако, как правило, для надёжной диагностики моногенеозов приходится и соскоб слизи делать, и вскрывать жаберный аппарат рыбы, внимательно осматривая каждую жаберную дугу.

А с дискусом пришлось повозиться

На сегодняшний день наиболее эффективным лекарством от сосальщиков является празиквантел, входящий в состав таких ветеринарных препаратов, как Азинокс-Плюс и Празител. Эти препараты предназначены для собак и кошек, но аквариумисты уже давно и успешно применяют их и для лечения своих питомцев. Тот же празиквантел стал основой для создания такого препарата профессиональной аквариумной серии Sera, как Tremazol. Однако следует отметить, что многие виды моногеней являются яйцекладущими, и при обработке развивающиеся в яйцах личинки остаются невредимыми. Поэтому после того, как рыбы были освобождены от взрослых паразитов, следует через несколько дней ещё раз внести препарат, чтобы добить «молодняк», уже готовый продолжить чёрное дело своих прародителей.

И снова мы смотрели...

...и смотрели...

...и наглядеться не могли

...Наконец, приступаем к осмотру внутренних органов. Чтобы их извлечь, брюшную полость вскрывают, острыми ножницами отрезая с одного бока всю брюшную стенку (от анального отверстия к средней линии и вдоль неё к голове, и так же по нижней линии живота). Внутренние органы извлекают и раскладывают на покровном стекле, аккуратно отделяя их друг от друга. У мелких рыбок органы можно полностью расплющить покровным стёклышком, у крупных придётся оделять кусочки и смотреть их отдельно. Основное внимание направляем на печень, кишечник и селезёнку.

Вскрытие брюшной полости у мелких...

...и у крупных рыб

А вот его результат: кишечник и печёнка под покровным стеклом.

Как рассказал нам Владимир Николаевич, селезёнка - своего рода индикатор заражения рыбы туберкулёзом. Другими словами, если рыбка им больна, то именно в селезёнке характерные гранулёмы будут замечены обязательно, причём при сильном поражении для этого и микроскоп не нужен - в случае с геофагусом, привезённым на занятие с подозрением на «упрямый» гексамитоз, причиной истощения рыбы оказались вовсе не флагелляты, а микобактерии. И это при том, что представший перед нами экземпляр имел на голове характернейшие гексамитозные дыры... Вполне возможно, что гексом геофагус когда-то и правда болел; препараты, вносившиеся для борьбы с этим недугом, уничтожили жгутиконосцев, но остался туберкулёз, очень часто бродящий с ним «рука об руку». Он-то и продолжил подтачивать рыбье здоровье, приведя в конце концов к плачевным результатам и поразив и селезёнку, и печень, и многие другие органы рыбы до такой степени, что они уже не могли нормально функционировать.

Злосчастный геофагус

«Гексамитоз», - подумали мы...
И оказались неправы.

В этих ямках гексамит нет - они лишь следствие расстройства функции кишечника.
Правда, в кишечнике рыбки мы гексамит всё равно не нашли..

Зато внутренние органы геофагуса оказались просто нашпигованы туберкулёзными гранулёмами.

Надо сказать, что бывает и обратная ситуация: гексамиты способны вызывать появление на стенках кишечника узелков, сильно напоминающих туберкулёзные образования. Особенно это характерно для жгутиконосцев, живущих в передних отделах кишечника: эти виды паразитов более агрессивны, и поражение ими протекает более резко и тяжело. Здесь «маркером» болезни будет опять же локализация узелков: если они расположены в кишечнике, но не наблюдаются в селезёнке, - «виноваты» в их появлении именно гексамиты.

А вот как выглядит его селезёнка под небольшим
увеличением. Шансов у рыбки не было.

Особый интерес вызвали капиллярии - круглые черви, паразитирующие в кишечном тракте многих видов рыб. Эти весьма плодовитые создания способны погубить хозяина в течение нескольких недель; а если и не делают этого, - вызывают выраженное истощение и «затягивание» рыбы. Мы обнаружили их в кишечнике вскрытого петушка, о котором уже упоминали. В просвете его кишечника капиллярий было множество - эти тонкие прозрачные червячки не были бы заметны, если бы активно не двигались. Их мелкие овальные тёмные яйца хорошо видны при увеличении 400х.

Капиллярии массово заражают рыбу, импортируемую из Юго-Восточной Азии и часто приводят к её гибели без видимых симптомов, если не считать быстрого похудения. Рыба продолжает активно питаться до последних дней своей жизни, но теряет силы и в итоге погибает. Для лечения применяется долговременная обработка ветеринарными препаратами, содержащими фенбендазол, в дозировке 50 мг действующего вещества на 10 л воды. Более эффективным является пропитывание кормов концентрированным раствором препарата с последующим скармливанием рыбам. Хранить обработанные корма следует в морозильнике в течение недели, не более! Не стоит опасаться передозировать препарат: как объяснил Владимир Николаевич, фенбендазол практически нетоксичен для позвоночных, и при этом надёжно работает уже в небольших концентрациях. В качестве кормовой основы лучше всего использовать медленно размокающие гранулы, которые опрыскивают концентрированным раствором препарата и немедленно подсушивают, или резаных кольчатых червей (трубочник, энхитрея...), которых настаивают в растворе препарата около двадцати минут. Мотыль, рекомендуемый В.Ковалёвым, использовать можно, но этот вид корма не является предпочтительным - препарат плохо впитывается через хитиновый покров, который с трудом переваривается ослабевшим организмом рыбы. Профилактика с применением фенбендазола является желательным этапом карантина любой азиатской рыбы.

Ну и, наконец, ещё одним уроком, вынесенным из нашего занятия, была загадочная история представших перед нашими глазами двух подростков чёрной моллинезии - худеньких затягушек, отказывавшихся от еды и производивших весьма удручающее впечатление. Их лечили уже несколькими препаратами различного спектра действия, а рыбки всё равно чувствовали себя всё хуже. Что это: туберкулёз, гельминты, устойчивые к традиционным препаратам паразиты?.. Оказалось - не то, не другое и не третье: вскрытие выявило, что рыбы давно уже ничем не больны, и вообще просто-таки стерильны. А функционировать нормально их организмы отказывались потому, что не смогли справиться с «химической атакой» при многократных обработках антибиотиками и т.п. - то есть были, увы, просто «залечены». Мораль ясна: при лечении рыб важно вовремя остановиться... Иначе лекарства сами станут причиной проблем, иногда не менее (а то и более) серьёзных, чем само заболевание.

Последний обмен впечатлениями оказался весьма бурным

...Семинар длился около шести часов и закончился неожиданно быстро - с завершением работы Академии. Участники семинара сфотографировались вместе с Владимиром Николаевичем в холле кафедры болезней птиц, рыб, пчел и пушных зверей и напоследок определили основные заболевания рыб, плававших в демонстрационных аквариумах кафедры. Владимир Николаевич согласился провести ещё один подобный семинар осенью в сентябре-октябре, так что имейте в виду, друзья-аквариумисты: «первый блин» не вышел комом, мероприятие сразу вышло на межрегиональный уровень - люди приехали на него и из центральной России, и с Юга.

Мы убедились, что подобная одно-двухдневная поездка не составит большого труда для желающих, а вкупе с возможностью пообщаться с друзьями по форуму, полюбоваться красотами Санкт-Петербурга и насладиться его удивительным климатом - выглядит тем более заманчиво. Приезжайте, только не забудьте взять зонтик! :)

 

адаптация, азиатская рыба, аквариумные лекарства, аквариумные препараты, аквариумные рыбки, аммиак, Болезни аквариумных рыб, болезни рыбок, возбудитель, Воронин В.Н., вскрытие рыбки, гексамитоз, диагностика, зооторговля, инфекция, ихтиопатология, капиллярии, карантинирование рыб, карантинник, карантинный аквариум, колумнариоз, комплексная инфекция, лечение рыбок, микобактериоз рыб, микроскопирование рыб, оодиниум, оодиноз, отравление, паразиты, привозная рыба, проблемы лечения рыбок, режимы лечения, туберкулёз рыб

Слева направо: Tasha, Ace, Mistes, zheltayavektra, Юрий Н, В.Н. Воронин  

Mistes, Tasha
Фото авторов.
Санкт-Петербург - Краснодар - Судогда, май 2010 г.К заголовку

Соседние документы:




« Работает - не работает   Первый семинар по ихтиопатологии   Опыт излечения анаэробной кокковой инфекции »