Это наш Дом Без Ключей...

Солдат Пичугин


СУДОГДА, ГОД 1806-Й. СЛУЧАЙ НА ПОЖАРЕ

 

Продолжу знакомить вас, дорогие читатели, с неизвестными доселе страничками судогодской истории. Ту, о которой расскажу сегодня, помог приоткрыть Иван Григорьевич Бугай, любитель краеведения и большой друг Судогодского музея, наткнувшийся в прочитанной книге Н. Балязина «Неофициальная история России» на сообщение, относящееся к началу 19 века. Автором же этой книги, в свою очередь, оно было извлечено из пухлого тома мемуаров «Записки современника», принадлежащих перу Степана Петровича Жихарева (1787-1860). Иван Григорьевич не только переписал заинтересовавшие его строки, но даже сам привёз «добычу» в музей, за что хочется ещё раз сказать ему большое спасибо. И поделиться, в свою очередь, этой историей с вами.

Степан Петрович Жихарев (1787-1860)

 

Но для начала вспомним, как оно было - двести лет назад. Домишки в то время (да и сейчас изменилось немногое) строились что в городе, что в деревнях почти сплошь деревянные, да нередко ещё и располагались очень близко друг к другу. Несложно понять, что любая искра в засушливое лето могла породить огромное пожарище. Вспомните, какого страху мы сами натерпелись летом прошедшего 2010-го! Судогодскую землю большая беда миновала, а вот в соседних районах целые деревни одним махом выгорали. За полчаса. И если для нас это был шок, что-то немыслимое и небывалое, то в прошлом подобное случалось намного чаще. И хоть любим мы посетовать – мол, опять пожарные долго ехали (ещё бы, когда такое творится – лишняя минута ожидания вечностью покажется), – всё же защищены мы от огненной напасти не в пример лучше наших предков. К нашим-то услугам – и пожарная сигнализация, и огнетушители, и с воем несущиеся по улицам, когда грянет беда, пожарные машины, в которых много лошадиных сил...

Судогодская пожарная каланча

А раньше эти самые лошадиные силы были в самом натуральном виде – выезжали на пожар повозки с большими бочками, вместо звона сигнализации и телефонных вызовов – сигнал тревоги от дозорного с высокой каланчи, и по сей день стоящей посредине города. Да ещё, бывало, в колокол били (на больших предприятиях, вроде стекольного завода Голубевых, были на то и свои, специальные колокола – увидеть такой и даже позвонить в него можно сейчас в Краеведческом музее). Отдельной проблемой были пожарные рукава – в те времена их ещё не научились делать такими длинными, как сейчас, и огнеупорными. Потому и перегорали часто, а иногда их попросту не хватало, чтобы дотянуть до источника воды. Так, например, в 1912-м году как раз по этой причине – речка Яда пересохла, и вода оказалась слишком далеко – от деревни Полхово осталось одно только здание школы, стоявшее на отшибе. Стоит ли говорить, что раньше огненная стихия посещала населённые пункты Судогодского уезда (как многих прочих) регулярно, держала народ в страхе и уничтожала подобным образом не раз и не два не только окрестные деревни и сёла, но и саму Судогду?

Пожарная команда образца XIX века.

Вот и подошли мы к тому августовскому дню 1806-го года, в который с нашим городом как раз такое и случилось. Это был один из самых страшных пожаров за всю судогодскую историю. Город выгорел полностью, дотла, и даже каменный Екатерининский храм, только недавно возведённый, пришлось потом отстраивать заново (его, кстати, перенесли при этом на новое место, на котором он и по сей день располагается). Что уж говорить о простых домишках, которые смело пламенем в считанные часы? Всё население города враз стало бездомными погорельцами, - а ведь и то было счастье, если все в семье живы остались...

А теперь послушаем, что за историю о том страшном дне рассказывает нам книга. Пламя бушует, каждый спасается, как может, - а на часах у казначейства стоит караульный по фамилии Пичугин...

«…7 августа 1806 года молния попала в один из деревянных домов уездного города Судогды (ныне Владимирская область), и весь деревянный город сгорел дотла, кроме острога, присутственных мест и казначейства.

Так выглядело здание казначейства

Во время пожара на часах у казначейства стоял рядовой штатной команды Пичугин, у которого дома оставались жена и дети. Однако Пичугин не покинул пост и стоял на часах до конца пожара.

Александр I велел выдать солдату пятьсот рублей и назначил трехсотрублевую годовую пожизненную пенсию. Пичугин же все полученные от царя деньги раздал безвозмездно погорельцам, а также построил баню для колодников из острога и для солдат своей команды».

Вот такая история. Время даже имени караульного Пичугина не сохранило. А ведь всё равно – благодаря этим старым страницам, как живой перед нами этот земляк, живший тому назад два века. И вот сидим мы, читаем о нём и думаем: каково ему было тогда стоять на часах, тревожиться о судьбе жены и детишек – и всё равно пост свой не оставить? И пощадила ли стихия его семью? Судя по всему, пощадила. И службу свою Пичугин честно отслужил, и земляков в беде не оставил. Редко такие люди встречаются – и как же здорово, что вот так всплывают из бездны Времени их имена...

 

Tasha.
Фото автора и из архива Судогодского Краеведческого музея.
Судогда, 18 апреля 2011 г. К заголовку

Соседние документы:




« Судогда и Клязьма   Солдат Пичугин   О ВРЕМЕНАХ И О ЛЮДЯХ »