Это наш Дом Без Ключей...

Спасти Осановку. Сейчас или никогда


Реликтовой аллее лиственниц Тюрмера подписан смертный приговор

археология, Владимирская область, история, история Судогды, Осановка, Судогда, Судогодский краеведческий музей, Судогодский уезд

Меня всегда поражало, что к деревьям у нас относятся не как к богатству, не как к живым существам, а как к мусору, вызывающему досаду: что-то выросло и мешает, и вечно не там и не так, как нужно! Но красоты Осановки до сего момента, кажется, ни у кого не вызывали сомнений. Это одна из жемчужин нашего края, и скажите, судогодцы, у кого из вас нет воспоминаний о лучших, безмятежных летних деньках, проведённых здесь? У кого нет в семейном альбоме хоть нескольких фотографий на фоне осановского речного берега и живописной кромки леса (у многих в их числе - и свадебные снимки)?  Наконец, у кого из вас у душе нет сокровенного места, где живёт добрая память об этом уголке? Именно об этой лиственничной аллее, которую знает и любит КАЖДЫЙ из нас?

И тут настал ноябрь 2014-го, и «голос свыше» сказал: «Аллею надо спилить». Предписание было спущено по линии ГИБДД, в котором в очередной раз ужесточились правила содержания дорожного полотна и прилегающих к нему участков - и наша Осановка с её реликтовыми лиственницами, вот уже вторую сотню лет так живописно обрамляющими дорогу в Чамерево, в эти рамки не вписалась. Ей подписали смертный приговор. Я не знаю никого среди своих знакомых, который не ужаснулся бы при одной этой мысли: Осановка без Тюрмеровых исполинов. А ведь кто-то не просто услышал это, а и взял в руки пилу. Что думал в это время, что чувствовал, кроме того, что "делает свою работу"? Сложно сказать. И всё же такие ошибки, которые наши земляки не раз уже совершали, - они запоминаются. И далеко не только теми, кто непосредственно в этом участвовал. Взрывали в Судогде Екатерининский храм, писали бедствовавшей вдове Владимира Семёновича Храповицкого: «Катитесь вы к такой-то матери, угнетатели и эксплуататоры...». Как показала летопись истории, ни 50, ни 100 лет - недостаточный срок, чтобы это изгладилось в памяти. Очень уж это бывает уродливо и больно, когда у нас ВДРУГ начинают истово, до последней запятой, исполнять новоиспечённые правила, напрочь теряя за этим из виду уважительное отношение к наследию своего края, да и людей, для которых, вроде бы, эти правила и пишутся, «выплёскивая вместе с водой и ребёнка».

Вот так вот просто - взяли и начали сносить. Всего одна бумажка - и вперёд. Впрочем, нет: был круглый стол, о котором я знаю, к сожалению, лишь по словам тех, кто там был. Его собрали в администрации района, когда представители общественности, возмущённые уже начатым уничтожением тюрмеровской аллеи, забили тревогу (в том числе написали письмо Губернатору Владимирской области Светлане Орловой). Из коллег - представителей прессы - был приглашён всего лишь один (!) журналист районной газеты, а нашу городскую, редактором которой я являюсь, вообще не известили о мероприятии.

Красноречив и грозен на заседании круглого стола был начальник ГУП «Автодор» Владимир Рябинин. Для него реликтовые деревья-исполины - это «неподвижные массивные препятствия, находящиеся на расстоянии менее 4 м от дорожного полотна». А такие, согласно предписаниям, должны быть отделены от дороги ограждением, которое поставить там нельзя. Вывод однозначный - «препятствия» снести. Деревья здесь "старые и опасные". На этом рассуждения областных чиновников заканчиваются. Кроме того, как оказалось, в этом месте при расчистке дороги зимой некуда сбрасывать снег (да неужели?.. Столько зим до этого ездили как-то, а сейчас вдруг раз - и стало нельзя?..). И да, ещё г-н Рябинин заявил на реплику представителей Андреевского лесхоза о том, что на участке больных деревьев нет: «Ну так они же всё равно когда-нибудь заболеют! И вообще, где написано, что это - памятник природы? А если вам так хочется, мы можем дорогу и перенести! Только кому тогда ваш памятник природы будет нужен?..»

Оставим в стороне, хоть и скрипя зубами, хамский тон этого человека, оставим и то, что словосочетание «историческое наследие» здесь, понятное дело, пустой звук - не стоит и произносить. Но мне очень хотелось бы обратить ваше внимание сегодня и сейчас на то, что нам говорят, в чём убеждают и насколько правдиво всё это.

Очень невинно и «правильно» звучит на первый взгляд один из главных приводящихся «стороной обвинения» аргументов: деревья якобы стали уже старыми, их естественный срок жизни подходит к концу и они могут представлять опасность, упав на кого-то или на что-то. Вот здесь сразу хочется спросить: так давайте всё-таки определимся с целью вырубки, для чего всё-таки сносят Тюрмеровскую аллею? Для того, чтобы вписаться в прокрустово ложе свежевведённых норм обустройства дорог - или ради оздоровления лесного массива и «защиты» мирных жителей от якобы нависшей над ними тотальной «угрозы»? Давайте всё-таки уже решим. Мухи - налево, котлеты - направо. Дорожные нормы - забота соответствующих ведомств: дорожного управления, ГИБДД, кого угодно ещё, - но вот определять, насколько старыми стали деревья и являются ли они больными - ну никак не в их компетенции. Это дело лесоводов, не находите?..  

Так почему же Тюрмеровские лиственницы «состарились» в один миг, как только оказалось необходимо соблюсти букву новоиспечённых правил? Этим деревьям немногим больше сотни лет. Вполне почтенный, казалось бы, возраст. Однако откройте любой ботанический справочник - вот, например, мы вот с Mistes'ом взяли 700-страничный труд «Декоративная дендрология» А.И. Колесникова - и прочтёте: «Лиственница европейская (Larix europaea D.C.) ... Порода долговечная - живёт до 500 лет и дольше». И далее: «...лиственницы являются весьма ценными деревьями для паркового строительства благодаря быстрому росту и ажурной кроне, покрытой нежной ярко-зелёной хвоей, которая осенью окрашивается в золотистые тона. Неприхотливость к почве, морозостойкость, дымо- и газоустойчивость, долговечность - таковы исключительно важные биологические свойства лиственницы, заставляющие рекомендовать её для широкого внедрения в зелёное строительство не только в средней и северной лесной зонах, но и в лесостепной и даже в степной зоне».

Таким образом, если соотнести возраст дерева с возрастом человека, то даже столетняя лиственница - в самом расцвете сил. Лет на 25 по человеческим меркам... «Ну что, дедуля, четверть века тебе уже стукнуло - помирать пора!..»

Так о какой «дряхлости» деревьев мы говорим, о каком «исчерпанном резерве»? Вспомните ураганы последних лет. В той же Осановке остались поваленными десятки берёз и сосен, их вырывало с корнем, а лиственницы? Лиственницы - стояли. А временами принимали на себя и тяжесть падавших соседей других пород, служа в таком случае даже заслоном для дороги. Не похоже, чтобы даже такой экстремальный ветер заставил этих исполинов быть опасными и упасть. Какие-то единичные экземпляры со временем действительно заболевают и их убирают, но что общего, скажите, между обычным своевременным санитарным уходом (при «индивидуальном подходе», так сказать) и вырубкой «под ноль» всего живого, что растёт в радиусе 20 метров от дороги? «Больных деревьев на участке нет - подтверждает Евгения Бычкова, и.о. директора ГКУ «Андреевское лесничество». Так что с разговорами об этой рубке как «заботе» о лесе и о жизнях людей - давайте всё-таки будем честными. Любая берёза в 100 лет куда более опасна, если вообще до этого возраста доживает. Снесём их все теперь?.. А то - вдруг?..

Отдельная песня - это прозвучавшее предложение снести аллею согласно букве новых правил, а в знак того, что память Тюрмера на Судогодской земле всё-таки чтут, - посадить новую. Там, где положено. Это просто феноменально, слов нет. Господа, не кажется ли вам, что эта идея недалеко ушла от такой вот примерно ситуации: трудился на нашей родной земле... ммм... ну, скажем, не лесовод, а знаменитый и талантливый архитектор. Трудился сто лет назад, оставил большое наследие, а вот сейчас оказалось, что одно из лучших его творений, ставших «визитной карточкой» нашего края, по новым нормам стоит там, где стоять не положено. И вот мы говорим: «Этот здание нужно снести. Да, оно прекрасно, да, это редкий образец, шедевр архитектурного искусства, да, для каждого из нас оно - неотъемлемая часть жизни и частица лучших воспоминаний, да, наши молодожёны по традиции заезжают сюда в день своей свадьбы... Но теперь времена изменились, нет-нет, мастер совсем не виноват, что он построил его для нас, потомков, не там, где нам нужно! Он вообще-то был талантище и молодец, прославил наш край, и мы его чтим... Ну-ка, подгоняйте технику, будем сносить. А чтобы все знали, как мы уважаем труд нашего знаменитого земляка, мы построим потом такое же здание. Или почти такое же. Когда-нибудь. Если получится»...

Нелепо звучит? Не так уж. Разница, пожалуй, лишь в том, что памятники архитектуры хоть как-то охраняются... И то не всегда, о чём это я - не так уж далеко мы с вами живём от замка Храповицкого. Но не будем сейчас о нём. Ещё в 1993 году было издано Постановление Главы Судогодского района, согласно которому отмечены лесные кварталы, в пределах которых находятся памятники природы, особо охраняемые природные объекты. Лиственничная аллея в Осановке могла входить в этот перечень, однако в последующие года их номера могли измениться, а в документ поправки не были внесены. Так что неясно, является или нет именно это место памятником природы. Но разве это непреодолимое препятствие? Почему не поднять наконец эти документы? Внести поправки, упущенные в смутное постперестроечное время? Это что - невозможно в принципе? Если будет какая-то документальная зацепка, - может быть, проблема и решится? Или больше в нашей стране нет ни одной дороги, проходящей через памятник природы? Или движение на отрезке «Лаврово - Чамерево» столь оживлённое, что он станет эпицентром автоаварий - вот именно с этого дня? А почему до этого не стал, деревья же - всё на том же месте, где и стояли? (Для справки тем, кто здесь не был - в пределах этой аллеи редко встретятся друг с другом два автомобиля в пределах видимости, а чаще - и вовсе ни одного). Мы столько говорим о том, что богатство Судогодского района - это его леса, что нам нужно развивать экологический туризм, восстанавливаем по крупицам наследие Тюрмера и его соратников (памятник поставили, крупные праздники не обходятся без постановок о хранителях «зелёного алмаза», а скоро должна выйти большая книга о них)... А на деле - всё оказалось просто. «Казнить, нельзя помиловать»? И ведь даже внятного ответа на вопрос, куда уходят конкретно эти спиленные деревья (древесина лиственницы - ценное строительное сырьё), на круглом столе получено не было.

«В районе вообще должным образом не оформлена ни один подобный участок, нет даже положения об особо охраняемых природных территориях, не отмечены они и на кадастровой карте района», - отметила помощник прокурора Владимирской области Ольга Курысева. Более того, дорога «Лаврово - Чамерево», похоже, и сама не значится на кадастровой карте, ставится под сомнение сам отвод земли под неё. А если нет дороги, то каким образом к её обустройству могут применяться какие-то нормы? Это всё ещё нужно выяснять, уточнять, наводить порядок за значительный отрезок времени, в течение которого росла и множилась путаница в документах. И начинать с того, чтобы в горячке снести с лица родной земли одну из её жемчужин, - не по-людски. Слишком дорого обходятся нам ошибки, сотворённые против понимания правды, существующей не в бумагах чиновника, а в глубине собственной души, против чувства любви и уважения к земле, на которой ты вырос.

Специально для тех, кто скажет, что да, всё это ужасно, но всё равно ничего изменить уже не получится, - скажу: пока исполнению приговора дана небольшая отсрочка. Распоряжением Губернатора Владимирской области работы на этом участке были приостановлены - "до выяснения обстоятельств". Но сколько продлится эта пауза и что будет потом, - неизвестно. Поэтому очень важно, чтобы каждый, для кого небезразлична судьба Осановской аллеи и памяти о Карле Францевиче Тюрмере, - говорил об этом. Этот уголок должен жить, это неотъемлемая часть образа Судогодской земли. Даже если его не окажется в списке охраняемых территорий, - его нужно туда внести. Об этом нужно вести речь сегодня и сейчас. Иначе будет поздно.

 

Tasha.
Фото автора.

Судогда, 23 ноября 2014 г. К заголовку

Соседние документы:




« Осановка   Спасти Осановку. Сейчас или никогда   Судогда и Клязьма »