Это наш Дом Без Ключей...

Письма Карла Францевича Тюрмера: 5 июля 1892 г.


Второе письмо

5 июля 1892 г.

 Мы говорили между нами письменами, и я получил от графа Уварова одно письмо, которое начинается «Милостивый государь». Будто я стал другим человеком, если я желаю оставить Поречье. Меня ценят в Поречье, но я не хочу соглашаться с наследниками графа Уварова в том, что рубить надо много больше, чем я запланировал. При этом подрывается основной принцип ведения правильного лесного хозяйства: «постоянства и равномерности». Это навредит лесу. Я не могу с этим примириться, поэтому и уезжаю.

Ваш большой лес, простирающийся на 164 кв. версты, представляет для лесничего исполинскую работу. Сохранить и правильно управлять Вашим прекрасным лесом трудно потому, что он запущен.

В моих летах нельзя говорить о больших проектах и обещаниях. Практическую работу по управлению хозяйством может взять на себя Павел Карлович Герле. Со временем он станет замечательным лесничим. У него есть хорошие знания, много энтузиазма и энергии. То, что я хвалю его, не относится к тому, что он мой зять.

Когда я решился посвятить себя служению Вашему лесу, я рассчитывал на полное, неограниченное доверие с Вашей стороны. Чтобы принести пользу лесу, и владельцу, и местному населению, надо вложить в дело не только знание, но свою энергию и душу. Только таким путём можно привести запущенный лес в такое состояние, когда его продажная стоимость станет дороже. Последствия лесных пожаров между 1888 и 1892 г.г. с помощью различных мер приостановлены. Много надо приложить заботы и труда, чтобы искоренить пожары. Поэтому я начал с уборки валежника, сухостоя, сучьев и прочего хлама, который может служить пищей для огня. Уход за лесом требует удаления этого материала. Нельзя терять из глаз эти мелочи. От этого зависит благо и горе Вашего леса.

(...)

Многие понимают, что в разумном уходе нуждаются люди, животные, цветы. Но что лес тоже требует заботливого к себе отношения – это понимают очень немногие. Не слушают и не понимают, Владимир Семёнович, не хотят ждать – руби лес и давай деньги. Говорят, что лес сам растёт. Сказать, что лес сам вырастет, это утешение плохое. Хороший лес редко и вообще только при исключительных условиях растёт сам по себе. Иногда на лесосеке деревца продолжают расти без человеческой помощи, но этот лес худшего достоинства.

Что касается лесного хозяйства, то для него любой человек считается пригодным. Удивительно! Я считаю, что лесному делу нужно учиться, как любому другому. Для леса нужен не просто отличный специалист, но, главное, человек с душой, преданный лесному делу.

(...)

Милостивый государь Владимир Семёнович! Кто является руководителем имущества муромцевских лесных дач, которое занимает около 200 кв. вёрст и оценивается в 3 млн. рублей?

Владелец? – Нет!

Герле? – Нет!

Анисимов? – Нет!

Тюрмер? – Нет!

Иван Иванович? – Нет!

Бухгалтер? – Нет!

Наконец: так кто же? Никто и в то же время все! Господствует самая безалаберная организация. Это показывает ясно, что лесничий имеет только обязанности, но очень мало прав и даже не найдёт защиту у владельца. Мне надоело играть роль статиста!

Я буду служить Муромцевскому лесу, пока буду приносить ему пользу. Я оставлю службу, если не смогу служить улучшению леса. При таком положении я должен оставить службу в лесу. Мне надоели постоянные унижения и постоянная нравственная пытка. Пусть люди, считающие себя ангелами-хранителями Вашего леса, выступят с критикой моего направления хозяйства в лесном журнале. Пока же за их критикой я вижу ложь и невежество.

Если лес будет иметь много няней, он зачахнет. Бедный лес! Сидя на слоне, гоняются за комарами! Отрицают мои результаты улучшения лесного хозяйства в короткое время. Дела говорят сами за себя. Приезжайте и посмотрите!

(...)

Для меня крайне неудобно, если приезжающие по разным делам лица, что случается очень часто, - ночуют обыкновенно в кабинете, где я работаю, часто уже с 4 часов утра. Я работать не могу, если там кто-то спит. Я прошу о пристройке двух комнатв виде мезонина при ремонте крыши над моей квартирой.

(...)

Вы спрашиваете, как я сажаю промышленные леса?

При заложении посадок я смешиваю сосну, ель, лиственницу и берёзу. Согласитесь, что примесь берёзы придаёт особенную красоту лесу. Но это делаю не только из-за красоты, а как один из способов предупреждения пожаров. Посадки дуба производятся скорее из прихоти, нежели из расчёта. Местные условия не благоприятствуют его выращиванию в больших количествах.

Больше всего я сажаю смесь ели и сосны. Эти две породы очень хорошо растут вместе. Ель больше оттеняет почву, чем сосна, и вместе с тем подгоняет рост сосны. Сосна в свою очередь защищает ель от бурь. В ряды ели вкрапливается лиственница. Лучшим вариантом является чередование одного ряда сосны с двумя рядами ели. Потом рубками ухода мы выправляем соотношение в пользу сосны. Такие леса продуктивны и устойчивы. Я планирую выращивать высокоствольные леса. Они дают больше дохода и позволяют дать зимой работу местному населению.

Соседние документы:




« Письма Карла Францевича Тюрмера: 28 ноября 1891 г.   Письма Карла Францевича Тюрмера: 5 июля 1892 г.   Письма Карла Францевича Тюрмера: 28 декабря 1986 г. »