Это наш Дом Без Ключей...

Архив Василия Демешкина. Часть 36.


Отъезд из Москвы члена коллегии заводоуправления и кассира

Мы получили задолженность за посуду с тех водочных заводов. В ночь мы должны были выехать из Москвы. Предварительно послали телеграмму о высылке лошадей во Владимир к поезду. Я как делегат комиссии поехал на квартиру, где я находился, за своими вещами, и сделать оплату за ночлег и за всё питание, а товарищ Голубев Сергей Иванович – на ту квартиру, где он остановился – у Васильева Сергея Ивановича, где он должен был собраться в путь. Он пригласил меня приехать к нему для совместной поездки домой на Судогодский стекольный завод. Я дал согласие, сказав, что соберу свои вещи и приеду к нему. Я приехал на свою квартиру. Наша хозяйка – опять с новостью. Она нам рассказала, что жена бывшего заведующего Московским Складом Васильева Сергея Ивановича, Полина Михайловна, приходила сюда и всё плакала и говорила – за что сняли её мужа с дожности, что он плохого сделал, уже проработавши несколько лет, он служил верно и честно бывшему заводчику Голубеву Сергею Ивановичу, а теперь какой-то рабочий Пятакин Александр Васильевич, имея такую большую власть, снимает с работы, даже приказал не подходить даже близко к складу. Что он теперь может сделать на складе плохого, когда его отстранили от должности и говорят, что хотят отдать под суд за расхищение посуды. Наш грозный Пятакин Александр Васильевич сказал: «Что, защемило сердце, не на месте чего-то боится? Если гражданка Васильева Полина Михайловна так сказала, что он честно служил бывшему владельцу Голубеву Сергею Ивановичу, то зачем же он хочет поставить ногу новой власти, запутать расчёты, Думает, что он задержит нас здесь долго, и мы не распутаем всю его пакость? Вот сегодня они уедут домой на стекольный завод, а мы поедем на остальные водочные заводы, где думаем всё уладить как следует. Ну, человек хочет ещё держаться, и ухватился за соломинку, чтобы не утопиться. Ну, хозяюшка, постели мне постель, я лягу. А тебе, Василий Дмитриевич, нужно ехать к Голубеву Сергею Ивановичу, а то как бы не опоздать к поезду. У тебя всё в порядке, всё положено в чемодан? Смотри в оба, не спите дорогой! Ну, впрочем, спать, видимо, не придётся, я думаю вас проводить на вокзал. Я сумлеваюсь, как бы сего не было. Завтра приедете во Владимир – лошади уже будут там готовы, не теряйте времени тут, отправляйтесь домой на стекольный завод, и когда уплатите рабочим аванс под зарплату, - сделайте выписку, что отправлено в Московский Склад Васильеву Сергею Ивановичу, какую посуду, по ассортиментам за последние месяцы. А впрочем – так: сделайте с начала года для обозрения, в крайнем случае – всё, что отправили за последнее время, и приезжай дней через три-пять. Обязательно за эти дни мы думаем объехать ещё несколько водочных заводов, а главное – это Трёхгорный пивоваренный завод: там, согласно выписке, сумма солидная, хватит на выдачу под расчёт. Ну, впрочем, дорогой поговорим, собирайся». Мы вышли с квартиры и направились на трамвайную остановку – чтобы отправиться на квартиру Васильева Сергея Ивановича. Когда мы туда приехали, то у них были какие-то крупные разговоры, но на какую тему – нам установить очень трудно, и они очень удивились, что мы явились двое. Васильев Сергей Иванович спросил: «Что вы такое, товарищ Пятакин, хочете делать? Тоже ехать домой, на Судогодский стекольный завод?» А наш грозный товарищ Пятакин Александр Васильевич ответил: «А что, разве я вам надоел, что вы меня хочете отсюда спровадить? Ещё ваше большое дело не кончено. Кот когда кончим его, и товарищ Демешкин ещё раз сюда приедет со всем данными, и мы сличим все ваши расчёты и записи с нашими, и тогда уже будем говорить на другом языке, по-рабочему, в тех кабинетах, куда вас позовут, где вы ещё никогда не были, не представляли, с кем вы будете говорить. Ну, впрочем, я ещё могу много говорить, но времени мало, нам только что поспеть к поезду. Ну, коллега Голубев Сергей Иванович, берите свои вещи, вы теперь, наверно сюда долго не попадёте, потому что ваше здесь присутствие с нами ничего не даёт пользы, только вред, вы чего-то здесь мудрите с товарищем Васильевым Сергеем Ивановичем. Ну, пока, до свидания, до завтра». И мы вышли из квартиры и направились на остановку, сели в трамвай и поехали на Курский вокзал. Когда мы туда приехали, то до отходапоезда осталось очень мало. Товарищ Пятакин Александр Васильевич пошёл за билетами и взял два билета до Владимира. Мы сели и потом пошли на посадку, а сам товарищ Пятакин Александр Васильевич отправился к себе на квартиру. Но какие разговоры у меня были, пока я делал маленький перерыв, - об этом будет описано позднее.

А теперь как мы ехали от Москвы до Владимира. Вообще, этот путь прошёл очень удачно. Я лично имел большой наказ не спать, но товарищ Голубев Сергей Иванович, как мы сели в вагон, нашёл себе хорошенькое местечко, свои вещи положил и уже расположился, как дома, и немного вздремнул. Я же не спал всю дорогу до Владимира. Прибыли мы туда утром. На вокзале во Владимире наших лошадей ещё не было, и мы отправились и наняли легкового извозчика до нашего постоялого двора Малышева Николая Ивановича.

Когда мы туда прибыли, то товарищ Малышев Николай Иванович устроил завтрак для нас обоих, но нужно оговориться, почему мы приехали именно к нему. Дело в том, что ещё при царском режиме здесь всегда останавливались все заводчики Судогодского уезда, так как он, оказывается, земляк, из ближних от нашего стекольного завода деревни Горки около Муромцева, и он имел большую выгоду предоставлять свой постоялый двор всем своим землякам. Когда мы покушали, то на постоялый двор прибыла наша тройка лошадей с кучером Фроловым Иваном Николаевичем, который тоже был с дороги не прочь покушать, поставил и убрал своих лошадей для двухчасового отдыха. Они с дворником распили по стакану водки и дали лошадям овса. Мы же с Голубевым Сергеем Ивановичем немного отдохнули на приготовленных койках. Когда после двухчасового сна мы встали, то лошади были уже готовы к отъезду, и мы собрались и скоро уже выехали из Владимира через реку Клязьму по Судогодскому тракту на Муром. Лошади бодро шли, и мы незаметно добрались до деревни Бараки, где сделали получасовой отдых, напоив лошадей, и снова тронулись в путь. И уже около обеда мы уже сделали высадку на самом стекольном заводе около здания конторы. Я вошёл в нашу контору, поздоровался,со своими служащими и другими рабочими, кто находился в конторе. Немного поговорили о делах. Я заявил, что я очень утомлён и мне нужен отдых, и что имелся у меня чемодан с деньгами сыложен в несгораемый сундук. Я отправился домой на отдых до утра, только сказал товарищу Суворову Андриану Петровичу, чтоы составил ведомость в виде аванса рабочим в счёт причитающейся зарплаты, а через неделю или более будет выдан уже окончательный расчёт и аванс в счёт будущей зарплаты, надежда имеется.

На следующий день, придя в контору, согдласносоставленной ведомости на выдачу зарплаты стали их выдавать рабочим в виде аванса. Так как денег не хватало, предполагалось делать поездку обратно в Москву за остальными деньгами. А на самом стекольном заводе у рабочих при получении денег было праздничное настроение, очень весёлое.

Уже после окончания выдачи денег я вёл беседу с нашими служащими – какие порядки имеются в Москве, в чём нам ставят везде какое-то недоверие. Хотя при отъезде из Москвы мне товарищ Пятакин Александр Васильевич сказал: «Много не брешь с рабочими о Московском Складе и о Васильеве Сергее Ивановиче. Я всё сам обрисую, когда вернусь, не надо преждевременно делать, человек заслужил поменьше слов, но побольше дела, а что говорил я тебе, - нужно сделать, как приедете на стекольный завод. Наша делегация очень активно взялась за ликвидацию задолженности, которую мы с большим трудом, но всё же собираем, и, по всей вероятности, ликвидируем всю в течение двух недель. Вообще, говорить и рассказывать хватит на два дня, но работа требует своё, нам в настоящее время требуется сделать очень большую работу – выверить всё наличие готовой отправленной на наш Московский Склад Васильеву Сергею Ивановичу посуды. Нам необходимо сделать выписку, отправлено по месяцам с начала года, а даже сначала, когда завод перешёл в ведение рабочего класса, эту работу нам необходимо сделать срочно».

Я должен был через два-три дня снова выехать в Москву за остальными деньгами. Работа закипела, была составлена очень большая ведомость – когда была отгружена посуда по ассортиментам, с номерами вагонов. Когда та работа была выполнена, пришло время обратно ехать.

Василий Демешкин. Вступительное слово автора.

Василий Демешкин. 1. О постройке Судогодского Стекольного завода

Василий Демешкин. 2. Основная часть завода – гута

Василий Демешкин. 3. Как проходил процесс работы в гуте

Василий Демешкин. 4. Какой был отдых и какое было питание в отдыхе

Василий Демешкин. 5. Как сдавалась посуда на склад

Василий Демешкин. 6. Приём на работу

Василий Демешкин. 7. Отдел Сбыта Продукции. Куда и как она продавалась

Василий Демешкин. 8. Отдел Снабжения материалом, и откуда он доставлялся

Василий Демешкин. 9. Жилищное хозяйство на заводе

Василий Демешкин. 10. Снабжение рабочих завода продуктами питания

Василий Демешкин. 11. Пожарная охрана на заводе

Василий Демешкин. 12. О наградных за хорошую работу

Василий Демешкин. 13. Об ударниках – ретивых рабочих

Василий Демешкин. 14. Какие были расчёты с рабочими и служащими.

Василий Демешкин. 15. Какие расчёты производились за отправленную посуду и приходящие на завод грузы

Василий Демешкин. 16. О кадрах завода и о лучших работниках, которых хозяин держал в особом списке

Василий Демешкин. 17. Об изобретателях

Василий Демешкин. 18. А теперь об охране труда

Василий Демешкин. 19. Дисциплина, и о прогульщиках

Василий Демешкин. 20. А теперь – какие же развлечения были у рабочих и молодёжи

Василий Демешкин. 21. О школе завода

Василий Демешкин. 22. Культурный быт семейства хозяина Сергея Ивановича

Василий Демешкин. 23. О культурной жизни детей хозяев Голубевых

Василий Демешкин. 24. Откуда взялся большой капитал Торгового Дома Голубевых

Василий Демешкин. 25. О Ткацкой Фабрике, которая строилась в период с 1912 до 1915 года

Василий Демешкин. 26. О расширении на будущее время и о планах создать Комбинат

Василий Демешкин. 27. О членах партии

Василий Демешкин. 28. О Больничной Кассе

Василий Демешкин. 29. О Кинопередвижке

Василий Демешкин. 30. Об автотранспорте

Василий Демешкин. 31. О вероисповедании владельцев и рабочих завода

Василий Демешкин. 32. О перевороте власти в Судогде

Василий Демешкин. 33. О культурной жизни рабочих и молодёжи после переворота власти

Василий Демешкин. 34. Об избрании Коллегии Управления

Василий Демешкин. 35. О поездке комиссии Судогодского стекольного завода в Москву

Василий Демешкин. 36. Отъезд из Москвы члена коллегии заводоуправления и кассира

Василий Демешкин. 37. Новая поездка в Москву кассира Демешкина

Василий Демешкин. 38. Отъезд из Москвы члена коллегии заводоуправления Пятакина и кассира кассира Демешкина

Tasha.
Фото автора.
Судогда, 16 января 2012 г. К заголовку

Соседние документы:




« Архив Василия Демешкина. Часть 35.   Архив Василия Демешкина. Часть 36.   Архив Василия Демешкина. Часть 37. »