Это наш Дом Без Ключей...

Архив Василия Демешкина. Часть 31.


О вероисповедании владельцев и рабочих завода

 Сам Евграф Львович Голубев был старовер, какой-то другой веры. Когда у них бывает молитва, это очень смешно даже смотреть нам и нашему молодому поколению.

Мне лично приходилось там быть – это когда умер сам Евграф Львович Голубев. Это очень было тожественно. Были похороны в городе Судогде, где он проживал в своём доме. Когда он умер, то его родной брат Козьма Львович Голубев с сыном Петром и внуками Михаилом и Дмитрием собрались, как положено по обряду. Но они были православной христианской веры, и участие не принимали - только были на выносе и провожали на кладбище, и были на его могиле в таком печальном виде. Сам же сын Евграфа Львовича, Иван Евграфович, с супругой Надеждой Александровной, сыновьями и снохами принимали горячее участие в пышных похоронах.

Стекольный завод и все его магазины в день похорон были в трауре. Магазин и все служащие, продавцы в тот день не занимались торговлей, служащие стекольного завода тоже от работ были освобождены. Рабочие тоже в тот день не работали – как принято, делали поминки по старому владельцу Евграфу Львовичу Голубеву.

В течение двух дней по смерти его в пекарне города Судогды, у Дмитрия Петровича Попеленского, пекли калачи, которые были привезены на стекольный завод и розданы жителям стекольного завода, чтобы они помянули дедушку Евграфа Голубева. Самим же рабочим было выделено два ведра водки, чтобы они тоже хорошо помянули.

А теперь опишем о самих похоронах, какие были обряды. Два дня он лежал на столе, в хорошем одеянии – сюртуке аглицкого сукна и кожаных гармошкой сапогах, на голове был убор в виде колпака. В течение этих дней приходили прощаться все служащие как самого стекольного завода, так и всех магазинов. На третий день с утра доступ был прекращён. Более видные, уже пожилые служащие принесли гроб – это была колода, в которую его положили и поставили на определённое место. В 12 часов дня назначен вынос. Из дома на кладбище выносили его на руках восемь человек, а когда вынесли на улицу, то было сделано что-то вроде носилок, и палками, на холсте, и тоже на руках несли до самого кладбища, с большими остановками, когда делали поочерёдную смену, так как самих служащих было около 30 человек.

Когда похороны были окончены, все служащие стеклозавода и магазинов отправились помянуть своего бывшего хозяина Евграфа Львовича Голубева в тот дом, где он проживал, а всем остальным участникам похорон были даны калачи, чтобы они помянули дедушку Евграфа Львовича Голубева. «Вечная память о тебе!» - говорили те, кто участвовал в похоронах.

Завод в этот день не работал, там тоже справляли поминки, а на следующий день работа шла очень плохо, работать пришлось только полдня: посуда шла негодная. Сам Сергей Иванович Голубев дал распоряжение не работать: всё равно выйдет брак; лучше дать людям отдых на похмелку.

А теперь и о самом Сергее Ивановиче Голубеве и о его семье. Они никакой веры не признавали и не молились, но были уважительны к православной христианской вере. Никаких препятствий к рабочим не предъявляли, давали свободно справлять все праздники: Рождество Христово – это два дня, и ещё Пасха, Светлое Христово Воскресенье – это уже дней пять. И справляли рабочие стеклозавода свои престольные два праздника – это Никола, 22 мая и 19 декабря. В эти дни завод не работал, к рабочим домой приходили гости, родные, а в самом городе Судогде были ярмарки - торговали всеми товарами.

На праздники из Судогды специально приходил священник со своими помощниками, и они ходили по заводу из дома в дом, служили молебны, даже два дня. Вообще, эти дни рабочие стеклозавода справляли очень весело, гуляние было все дни, только и слышно – песни и гармонь.

А теперь расскажем про ещё одно прекрасное зрелище – это когда приходила, посещала наш стеклозавод Боголюбимая Божья Матерь, которая ходила по всей Владимирской Губернии в течение всего года и должна была вернуться к 21 мая в село Боголюбово - оно находится в двенадцати верстах от Владимира.

Вот здесь нужно немного описать зрелище, которое было, когда образ посещал и наш стеклозавод, и сам город Судогду. От селения до селения большая икона, около 60 пудов, Боголюбимая Божья Матерь, возилась в особой карете, а когда она прибывала на наш стеклозавод или в город Судогду, то её таскали на руках и на плечах 12 здоровых мужиков. Из дома в дом, или же около дома служили молебен монахи, пели такие стихи: «Боголюбимая Царица Богородица, Надежда и Прибежище наше...» - и так далее. Она при такой тяжести в один день весь стеклозавод не могла обойти, и граждане города Судогды и ближайших селений на плечах её несли до города и ставили в Екатерининский собор на ночь, а сами монахи со своими священниками пели стихи, а рабочие давали им деньги и кормили хорошими кушаньями, даже с водкой.

А потом икона из Судогды в той же особой карете отправлялась до Владимира, и 21 мая уже была на своём месте в селе Боголюбово, где стояла один месяц в монастыре, а потом снова отправлялась в путь по Владимирской губернии. Да, вспомнить те времена – и как только такую громоздкую икону таскали люди!..

Василий Демешкин. Вступительное слово автора.

Василий Демешкин. 1. О постройке Судогодского Стекольного завода

Василий Демешкин. 2. Основная часть завода – гута

Василий Демешкин. 3. Как проходил процесс работы в гуте

Василий Демешкин. 4. Какой был отдых и какое было питание в отдыхе

Василий Демешкин. 5. Как сдавалась посуда на склад

Василий Демешкин. 6. Приём на работу

Василий Демешкин. 7. Отдел Сбыта Продукции. Куда и как она продавалась

Василий Демешкин. 8. Отдел Снабжения материалом, и откуда он доставлялся

Василий Демешкин. 9. Жилищное хозяйство на заводе

Василий Демешкин. 10. Снабжение рабочих завода продуктами питания

Василий Демешкин. 11. Пожарная охрана на заводе

Василий Демешкин. 12. О наградных за хорошую работу

Василий Демешкин. 13. Об ударниках – ретивых рабочих

Василий Демешкин. 14. Какие были расчёты с рабочими и служащими.

Василий Демешкин. 15. Какие расчёты производились за отправленную посуду и приходящие на завод грузы

Василий Демешкин. 16. О кадрах завода и о лучших работниках, которых хозяин держал в особом списке

Василий Демешкин. 17. Об изобретателях

Василий Демешкин. 18. А теперь об охране труда

Василий Демешкин. 19. Дисциплина, и о прогульщиках

Василий Демешкин. 20. А теперь – какие же развлечения были у рабочих и молодёжи

Василий Демешкин. 21. О школе завода

Василий Демешкин. 22. Культурный быт семейства хозяина Сергея Ивановича

Василий Демешкин. 23. О культурной жизни детей хозяев Голубевых

Василий Демешкин. 24. Откуда взялся большой капитал Торгового Дома Голубевых

Василий Демешкин. 25. О Ткацкой Фабрике, которая строилась в период с 1912 до 1915 года

Василий Демешкин. 26. О расширении на будущее время и о планах создать Комбинат

Василий Демешкин. 27. О членах партии

Василий Демешкин. 28. О Больничной Кассе

Василий Демешкин. 29. О Кинопередвижке

Василий Демешкин. 30. Об автотранспорте

Василий Демешкин. 31. О вероисповедании владельцев и рабочих завода

Василий Демешкин. 32. О перевороте власти в Судогде

Василий Демешкин. 33. О культурной жизни рабочих и молодёжи после переворота власти

Василий Демешкин. 34. Об избрании Коллегии Управления

Василий Демешкин. 35. О поездке комиссии Судогодского стекольного завода в Москву

Василий Демешкин. 36. Отъезд из Москвы члена коллегии заводоуправления и кассира

Василий Демешкин. 37. Новая поездка в Москву кассира Демешкина

Василий Демешкин. 38. Отъезд из Москвы члена коллегии заводоуправления Пятакина и кассира кассира Демешкина

Tasha.
Фото автора.
Судогда, 29 октября 2011 г. К заголовку

Соседние документы:




« Архив Василия Демешкина. Часть 30.   Архив Василия Демешкина. Часть 31.   Архив Василия Демешкина. Часть 32. »