Это наш Дом Без Ключей...

Архив Василия Демешкина. Часть 2.


Основная часть завода – гута

Сама гута очень маленькая. Выстроена горшечная круглая печь, на 5 горшков небольших. Пристройка к гуте была – это газомент и составная: три обжигательных опечка.

Сами горшки делались сначала в шалаше очень долго, так как их приходилось мазать. Таких специалистов тогда было очень мало. Самоучки делали некачественные горшки, которые лопались, текли – их приходилось «лечить», замазывать, что было невыгодно. И наш хозяин Сергей Иванович задумался о постройке дома-гончарной, где могли «лечить» и мазать горшки в удобном помещении – и делать более качественные, неутекаемые.

Вот начали возить лесоматериал для постройки того здания. Началась постройка. Скоро уже здание было готово, и стали оборудовать помещение всеми необходимыми материалами для поделки горшков. Была куплена машина для дробления кусков старых горшков, специально ходила слепая лошадь, которая водила колесо дробилки. Вот до чего люди додумались делать экономию: даже негодную для работы лошадь, и ту приспособили.

Какая ни была борьба с теми недостатками, всё же горшки стояли не более 2 недель - и текли. Так продолжалось до первого ремонта печи, когда задумали увеличить печь с постановкой на 7 горшков. Завод был остановлен на ремонт на две недели. Сам ремонт в основном был – смена колпака, так как он не выдерживал температуры из-за плохого качества кирпича. Сами стены печи стояли продолжительное время. Вот после такого ремонта работа протекала не более двух недель, горошков, вновь сделанных, было недостаточно – одни обжигались, другие вновь делались, и всё равно вставленные в печь продолжали течь. Работа протекала ненормально.

Опять было собрано заседание всех специалистов для уточнения, в чём же здесь идут неполадки. Некоторые высказывались - плохая, некачественная глина для горшков. Другие давали своё мнение, чтобы негодные горшки дробить как можно мельче и делать просев в два сита, чтобы порошок был как можно более чистым, не попадали камни, которые могут сделать так, что горшок рвался вскоре после вставки его. Другие давали советы в том, что нужно увеличить опечек для обжига до десяти горшков и своевременно иметь запас сделанных горшков, а ещё было бы лучше, если в следующий очередной ремонт объём печи увеличить в сторону его обширности - тогда бы могли без ущерба для работ до будущего ремонта иметь в запасе всегда три горшка, которые будут вставляться по мере их течи. Через каждые две недели бывает вставка горшков, которые до того одну неделю в особом опечке проходят закалку обжига.

Вот процесс этой адской работы, люди находятся как в подневоле или на каторге!

Вот какова картина: десять очень сильных рабочих по деревянному настилу, обитому железом, подвозят тележку с железными колёсами к опечку, особыми крюками вытаскивают из закального опечка раскалённый горшок, нагружают его на тележку и подвозят к самой печи. Выгружают теми же железными крюками и двигают горшок в печь, а потом обратно на той же тележке снова подъезжают к опечку, тоже выгружают горшок и опять нагружают на ту тележку, и опять везут к той печи, и снова выгружают в печь. Сначала пять таких ездок было, а потом стало семь, а позднее уж довели и до десяти горшков. Через каждые две недели такая процедура происходит - вставка горшков.

Когда все горшки вставят, - заделывают то пространство, где была вставка, кирпичом. Но прежде, чем сделать вставку этих горшков, предварительно необходимо из печи вынуть старые горшки, которые выгружают на сторону около печи. Были такие случаи, что некоторые горшки, хотя и были из печи выгружены, оказывались ещё годными. Тогда их не дробили на куски, не мололи в порошок, а снова в следующую вставку вставляли, в виде запасных. Если же будет течь какого-нибудь горшка, то его своевременно один или два легко было вставить даже во время работы, можно передвинуть на другое место. Хотя после ремонта печи, которая была увеличена до десяти горшков, всё же работали на 8 горшках: два, а иногда даже три горшка были на утечке. Причина была та, что в последнее время глина для поделки горшков стала поступать очень некачественная, и когда бывала смена горшков, то их снова разбивали на мелкие куски и относили в дробилку, и дробили в порошок, и когда происходила поделка горшков, то приходилось в мятую глину добавлять частично этот порошок.

Так продолжалось около 8 лет или более, пока не выпало счастье: в одной длительной командировке по сдаче готовой продукции и покупке сырья и продуктов питания, а также некоторых материалов для самого Стекольного завода и своих магазинов второй внук Евграфа Голубева, Константин Иванович, узнал, что на одном большом стекольном заводе вместо существующих горшечных печей уже построены более стойкие ванные печи системы Сименса, которые уже на практике работают более года безо всякого на то ремонта и без потерь, а горшечные печи уже перестали применять на таких крупных заводах. Это очень обрадовало нашего Константина Ивановича, и когда он приехал обратно на стекольный завод, то всем рассказал такую историю. Вскоре было собрано большое, обширное совещание всех родичей и специалистов с приглашением даже некоторых владельцев соседних мелких предприятий, где этот важный вопрос обсудили и решили послать более опытного специалиста на тот самый стекольный завод и попросить одолжить на время чертежи такой ванной печи и генератора. Или же тот стекольный завод окажет содействие в помощи внедрить такую технику, чтобы мы могли постепенно перейти к постройке ванной печи и газогенератора. Какие будут затраты – мы считаться не будем, всё примем на себя.

Так как на нашем производстве специалистов не было, кроме технорука Георгия Дмитриевича Кирсанова, вопрос был поставлен так, что всё дело относительно того чертежа ванной печи и генератора нужно поручить опять Константину Ивановичу, которому это дело было знакомо: он знал уже, где находится этот стекольный завод и к кому необходимо будет обратиться и сделать поездку.

Вот наступил тот день, когда ему предстояла командировка по сдаче готовой продукции в Москву и в Нижний Новгород на мукомольные мельницы Бугрова-Башкирова, где он должен был договориться об отправке большой партии муки всех сортов: ржаной и пшеничной. По окончании этой командировки Константин Иванович поехал на тот стекольный завод для переговоров, чтобы нам одолжили чертежи ванной печи и генератора. Но руководители того завода недружелюбно приняли нашего делегата Константина Ивановича. О договорённости о тех чертежах вопрос встал ребром: «Отпустить вам чертежи ванной печи и генератора мы не можем, и послать человека к вам не представляется возможным, так как таковые нам нужны, и если вам их отдать или послать человека, это займёт неделю или более».

Вот здесь что-то кроется неладное, руководители данного стекольного завода чего-то просят. Как говорит пословица: не подмажешь – не поедешь. Наш Константин Иванович как коммерсант понял всё и задаёт вопрос: «Чего же нужно?» Руководители ответили так: «Наше вам предложение – может быть, вы сами договоритесь с теми чертёжниками, которые нам чертили и составляли. Их стоимость работ вами будет им оплачена, мы против того не возражаем».

Вот наш Константин Иванович нашёл язык с некоторыми служащими этого стекольного завода, договорился и включился в работу сам. Совместно с ним приобрели некоторое количество бумаги, и в течение десяти дней они всю эту работу выполнили. Была снята копия всех чертежей самой ванной печи и генератора. Когда вся работа была выполнена, то Константин Иванович оплатил все расходы по данному вопросу, выехал на наш стекольный завод, но перед отъездом имел беседу со специалистами на том стекольном заводе: как приступить к работе и какие нужны материалы, как вообще организовать весь процесс? Руководители-специалисты посоветовали ему обратиться с письмом к хозяину стекольного завода об отпуске к вам его технического руководителя, хотя бы на три или четыре дня: «А вы по приезде подготовляйте планировку места для постройки гуты, которая вами будет предназначена площадь под ванную печь и генератор. Если всё пойдёт по-хорошему, то вся работа должна окончиться в четыре месяца».

А теперь нужно оговориться о том, почему Константин Иванович пробыл на том стекольном заводе так долго, около десяти дней - те служащие, которые делали для него чертежи, трудились над ними после своего рабочего дня. Это очень затрудняло движение самой работы.

Приехал домой, на наш завод, Константин Иванович с большим материалом, с копиями самой ванной печи и газогенератора. Было собрано опять большое совещание с техническими руководителями, где был вопрос поставлен о постройке новой гуты, новой ванной печи и генератора. Решили, что старую гуту ликвидировать пока нет целесообразности, так как работа на старой горшковой печи идёт недурно, а если её сейчас ликвидировать, то куда же распустить народ? А второе – необходимо послать письмо на тот стекольный завод, чтобы на три или на пять дней прислали нам специалиста – руководителя по постройке ванной печи.

Была составлена смета: какая потребность рабочей силы, материала - такой брус, как для горшечной печи, класть было нельзя. Здесь необходима командировка в Воронеж на огнеупорные динасовые заводы за особым качественным брусом. Предложили всё необходимое для будущей печи и газогенератора приобрести как можно быстрее. Нужно послать всех специалистов во все концы, где можно искать такого материала.

Вот началась бешеная работа по очистке площади и постройке гуты. Печь пока класть отложили до весны, в первую очередь нужно построить новую гуту, более качественную. Работа закипела. Всю зиму строили большое здание гуты с пролётами и высокой тёсовой крышей, с вытяжным зонтом для угарного дыма, и готовили траншею для будущей ванной печи и генератора. С весны стали класть ванную печь, так как брус из Воронежа зимой пришёл полностью. Печь стали строить обширную, на 12 номеров, или окон для набора выработки из белого стекла. Работа стала двигаться, уже наполовину была сделана. То и дело навещали специалисты по налаживанию с других стекольных заводов. Летом печь стала готова, уже стали класть газогенератор и выводить новую дымовую трубу красного цвета. Когда печь уже была готова, её сушили две недели, а потом началась наварка составом, но так как новая печь, - сразу не могли к ней примериться, первое время была проба, и вся готовая продукция шла браком: непровар, и мало держали температуру в печи.

Да, большая забота с такой печью нашего хозяина Сергея Ивановича сводила с ума, он не находил себе места, даже не спал ночью, приходил среди ночи и смотрел, как идёт наварка.

Стекло наконец стало чистое. Рабочие горшковой печи стали переходить на ванную печь. С горшечной печью всё покончено, возврата нет. Переходили на новый лад.

...Начинается наварка составом, сделанным из материалов: частично – соды сульфата, песка и других материалов, с прибавкой какого-то порошка, секретно. Какую-то малую долю кладут – неизвестно... Наварка кончена. Стекловар дядя Павел Хаханов проверяет стекло – готово ли оно или нет, какая температура. Работа на ванной печи хорошо наладилась, продукция вырабатываемая шла хорошего качества и была реализована в достаточном количестве. Первая партия этой продукции вышла очень хорошая, белого цвета.

Имея такое радостное настроение, хозяин Сергей Иванович опять собрал обширное совещание своих подчинённых специалистов, где опять обсуждали работу ванной печи, качество стекла. Реализация – второй вопрос; решали, как бы нам улучшить наше стекольное производство: «У меня есть мечта: если нам ещё построить другую ванную печь и газогенератор, но для выработки другого, красного цвета стекла - под пиво, так как в настоящее время стали открываться пивоваренные заводы, и уже я имею заказ на пивную посуду. Упускать такой случай нельзя. Если мы ещё полгода проработаем на горшковой печи, а в то время будет построена та винная печь, - саму гуту нам теперь не строить, пока под одной крышей и место, и сама площадь для ванной печи и газогенератора уже готова. Это нас не задержит, только нет донного и стенового бруса, который должен в скором времени прибыть. Так как на днях Константин Иванович собирается обратно ехать в командировку и сделает остановку в Воронеже, там он договорится, и сам отправит весь донный и стеновой брус, а также и шамотный кирпич для колпака и газогенератора, и через две недели он придёт сюда. А за это время сделаем траншеи для ванной печи и генератора, заложим оставшийся брус и будем класть новый газогенератор и закладывать обжигательные опечки для закалки готовой продукции. Наше мнение – их построить необходимо, нужно на две печи от шести до восьми, так как вырабатываемая посуда должна иметь закалку от двух до трёх дней».

Поговорили и разошлись, и на следующий день уже стали приступать к тем намеченным работам. Сама работа закипела так спешно, что уже из запасного бруса, предназначенного для будущего ремонта ванной печи, сложили как дно новой печи, также и стены. В течение двух недель работа наполовину была сделана, а через три дня прибыло два вагона бруса донного и стенового и два вагона шамотного кирпича для кладки колпака. И в течение одного месяца печь была уже готова, началась её сушка и кладка газогенератора, а через две недели началась подготовка основных дел: обвязка печи, где слесаря механического цеха вели оборудование самой ванной печи и газогенератора. Вот уже печь готова к пуску. Опять начинается наварка печи составом. Опять же, что было и на белой ванной печи, - практика показала все недостатки. Все неполадки были устранены своевременно.

Рабочие, мастера-баночники и другие подсобные рабочие – нужны кадры, которые пришлось обучать вновь: укомплектовать из старой горшечной бригады всё-таки не удалось, так как при переходе с горшечной печи, где было 10 горшков по 4 человека = 40 человек и 10 человек запасных, а на ванной печи 12 окон по 3 человека = 36 человек и 10 человек запасных. Обучить или вновь принять нужно было 30 человек, и подсобных людей 40 человек. Баночников и хлопцев, относчиков найти легко, труднее отыскать самих мастеров – но всё-таки большого недостатка не было.

Начинается пуск этой печи. Тоже получилась небольшая неприятность в том, что стекло было сильно закрашено - по-видимому, было положено материала сверх нормы, но, как говорится, первый блин - и он комом. А потом работа стала налаживаться, и продукция с двух ванных печей стала поступать хорошего качества. Старая печь для белого стекла должна была скоро встать на холодный ремонт, должна была быть смена колпака. Сам хозяин Сергей Иванович приурочивал ремонт к тому времени, когда наступит у православных христиан Светлое Христово Воскресенье, или, как называют по-простому, Пасха, и всех рабочих начинают увольнять или же ему дают отпуск за свой счёт, без оплаты. Если кто желает работать, то можно на работе по ремонту печи или же переходить на другую ванную печь, так как на красной печи имеются свободные места, и некоторые рабочие по болезни не выходят, а некоторые гуляют по причине пьянства.

Итак, за две и более недели колпак был построен, и сделана наварка, и опять работа пошла своим чередом. Опять начинают думать о том, что красная печь требует смены колпака, опять начинается подготовка к такому ремонту, происходит та же перестройка работы, рабочих перегоняют на белую печь, начинают ремонт, смену колпака. Сама печь - дно и стены - согласно анализу той комиссии, должна была простоять ещё полгода, а смена колпака – обязательно. Сам ремонт продолжался около трёх недель, и опять начинают работать после такого ремонта две печи нормально. Вырабатываемой пивной бутылки стало недостаточно – заказы шлют, а посуды нет. Увеличить же число окон не представлялось возможным.

Наш хозяин Сергей Иванович собрал опять обширное совещание всех своих специалистов, служащих, обсуждает все вопросы о работе двух печей – какие идут неполадки, недостатки, и в конце совещания вопрос затрагивался о постройке уже третьей ванной печи и газогенератора – для тёмного, чёрного цвета стекла под вина и частично под пиво: Мадерия Французская, Шампанка и другие. «Так как, имея две печи, приходится делать холодные ремонты, на которые затрачивается около одного месяца и более, ванная печь не работает, стоит, - за это время можно было бы выработать очень много продукции, а в настоящее время мы имеем большой заказ на посуду. Вопрос этот очень важный, мы должны все силы употребить, чтобы хотя через пять или шесть месяцев была построена такая же третья печь. Хотя сейчас работа будет очень трудная, так как нам сейчас придётся пристраивать и удлинять само здание и построить газогенератор, - нам, может быть, придётся строить ещё одну гуту и ванную печь, так как за последнее время стал очень часто падать колпак от плохого качества кирпича. Это очень отражается на выработке продукции, которую мы не выпускаем за это время, так как наш единственный стекольный завод находится под выработкой пивной посуды - например, Трёхгорный пивоваренный завод требует от нас работы ему на двух ванных печах, а мы не можем дать такое количество. Мы ставили вопрос о том, что у нас будет задержка из-за нехватки боя, который играет главную роль. Они это ответили так: шлите вагон посуды и забирайте вагон боя, так как таковой у нас занимает лишнюю территорию напрасно. Моё мнение – нам необходимо в скором времени уже планировать и приготовить площадь под новую гуту и под постройку двух ванных печей и обжигательных опечков, а в настоящее время нам необходимо проверить запас оставшегося от холодного ремонта бруса донного и стенового, и шамотного кирпича на колпак, но всё-таки нам при первой командировке, теперь уже нового члена нашего Торгового Дома «Евграф Голубев с сыном и внуками», молодого хозяина Фёдора Ивановича, этот вопрос нужно поставить на первое место и отправиться в Воронеж за брусом и шамотным кирпичом. Нам необходимо иметь запас хотя бы на один ремонт».

После такого обширного совещания приступили к выполнению некоторых работ по подготовке и постройке. Была расчищена площадь под саму ванную печь и подготовлен лесоматериал для постройки здания новой гуты.

Работа началась. Бригада плотников деревни Стёпаново во главе с Филиппом Алексеевичем Мишениным приступила к постройке нового здания гуты в ударном порядке. В течение полутора месяцев здание пристройки новой гуты было уже выполнено. В первую очередь было сделано то помещение, где предполагалась постройка ванной печи, а потом перешли на дополнительную площадь самой гуты. В то же время другая бригада каменщиков уже подготовляла основание ванной печи - клали дно и выводили стены самой печи, и уже начали класть колпак. Другая бригада каменщиков приступила к постройке и кладке газогенератора. Работа шла спешная, так как из Воронежа прибыли 4 вагона с донным и стеновым брусом и шамотным кирпичом, который возили так спешно, что были забиты все склады, и вот наконец ванная печь была построена и готовилась к сушке. Заканчивали кладку газогенератора, а потом тоже следовала его сушка. Через две недели начали делать наварку печи, которая протекала в течение двух недель.

Вот наступил тот день, когда всё уже было готово, и приступили уже к выработке тёмного цвета стекла. Первое время работа протекала неважно, ещё не могли закрашивать стекло, которое было то темнее, чем нужно, то вообще другого цвета. Но потом работа была налажена, продукция пошла очень хорошего качества, и вырабатываемая посуда, в которой был очень большой спрос, тут же, при выноске на склад, уже паковалась.

Опять вопрос встал о том, что нужно сделать холодный ремонт ванной печи для красного стекла, а часть рабочих перекинуть на тёмную ванную печь. А рабочие и мастера всё прибывали и прибывали, и людей стало уже хватать на все три ванные печи.

Опять собрали обширное совещание всех специалистов и служащих, где вопрос был поставлен о том, что три ванные печи работать стали хорошо, продукция идёт хорошего качества, но недостаточно идёт выработка продукции, заказ выполнить невозможно с тем, что у нас в последнее время стали часты пожары с упадкой колпака, от этого имелась задержка в том, что ванные печи простаивали, не работали около двух недель. Необходимо построить ещё одну запасную ванную печь, которая могла бы в любое время заменить ту или иную ванную печь, - без ущерба работе, которая будет протекать в нормальном положении.

На этом обширном совещании пришли к такому выводу, что нам необходимо заняться этим вопросом посерьёзнее, так как мы очень увлеклись постройками этих печей. Так мы уже далеко зашли, что нам даже не хватает времени, даже ночью не спится. С такими большими объектами надо заниматься перепиской с теми заводами о поставке бруса и шамотного кирпича и других материалов. Необходима постройка этой ванной печи. С будущей недели необходимо приступить к оборудованию, очистке и планировке территории под новую ванную печь и газогенератор. Пристройка здания новой гуты не потребуется, только нужно будет построить новую белую дымоходовую трубу, так как та старая труба с трёх печей не может принять такого большого напора дыма, уже имеются дефекты, от этого плохо тянет.

«А теперь, Егор Дмитриевич, как дело с брусом и шамотным кирпичом, какое количество имеется, хватит ли его у нас на закладку дна этой ванной печи хотя бы до прихода двух вагонов из Воронежа?» Егор Дмитриевич на этот вопрос ответил так: «На дно ванной печи мы соберём, если нам взять частично снятый с горшечной печи брус, который лежит в сарае без движения. Его можно использовать, есть вполне годный. Вот кирпича шамотного для кладки газогенератора мы имеем мало – если же частично нам использовать свой из гончарной...» - «Нет, Егор Дмитриевич, нужно экономнее обращаться с кирпичом, нужно использовать весь оставшийся шамотный кирпич от разборки. Я думаю, работу останавливать не следует, нужно находить все ресурсы, чтобы нам не иметь простоя каменщиков».

Работа шла полным ходом, ванную печь и газогенератор уже строили. Вскоре из Воронежа пришли два вагона с брусом и один вагон с шамотным кирпичом, и пришла телеграмма об отправке ещё двух вагонов бруса и кирпича. Задержки было, но работать на строящейся ней не представлялось возможным. Всё было уже сделано, но совершилось невероятное происшествие – переворота власти, и владельцы завода Голубевы ввиду того не сумели продолжить начатое. И она осталась недоделанной, так и не приготовленной к пуску.

Василий Демешкин. Вступительное слово автора.

Василий Демешкин. 1. О постройке Судогодского Стекольного завода

Василий Демешкин. 2. Основная часть завода – гута

Василий Демешкин. 3. Как проходил процесс работы в гуте

Василий Демешкин. 4. Какой был отдых и какое было питание в отдыхе

Василий Демешкин. 5. Как сдавалась посуда на склад

Василий Демешкин. 6. Приём на работу

Василий Демешкин. 7. Отдел Сбыта Продукции. Куда и как она продавалась

Василий Демешкин. 8. Отдел Снабжения материалом, и откуда он доставлялся

Василий Демешкин. 9. Жилищное хозяйство на заводе

Василий Демешкин. 10. Снабжение рабочих завода продуктами питания

Василий Демешкин. 11. Пожарная охрана на заводе

Василий Демешкин. 12. О наградных за хорошую работу

Василий Демешкин. 13. Об ударниках – ретивых рабочих

Василий Демешкин. 14. Какие были расчёты с рабочими и служащими.

Василий Демешкин. 15. Какие расчёты производились за отправленную посуду и приходящие на завод грузы

Василий Демешкин. 16. О кадрах завода и о лучших работниках, которых хозяин держал в особом списке

Василий Демешкин. 17. Об изобретателях

Василий Демешкин. 18. А теперь об охране труда

Василий Демешкин. 19. Дисциплина, и о прогульщиках

Василий Демешкин. 20. А теперь – какие же развлечения были у рабочих и молодёжи

Василий Демешкин. 21. О школе завода

Василий Демешкин. 22. Культурный быт семейства хозяина Сергея Ивановича

Василий Демешкин. 23. О культурной жизни детей хозяев Голубевых

Василий Демешкин. 24. Откуда взялся большой капитал Торгового Дома Голубевых

Василий Демешкин. 25. О Ткацкой Фабрике, которая строилась в период с 1912 до 1915 года

Василий Демешкин. 26. О расширении на будущее время и о планах создать Комбинат

Василий Демешкин. 27. О членах партии

Василий Демешкин. 28. О Больничной Кассе

Василий Демешкин. 29. О Кинопередвижке

Василий Демешкин. 30. Об автотранспорте

Василий Демешкин. 31. О вероисповедании владельцев и рабочих завода

Василий Демешкин. 32. О перевороте власти в Судогде

Василий Демешкин. 33. О культурной жизни рабочих и молодёжи после переворота власти

Василий Демешкин. 34. Об избрании Коллегии Управления

Василий Демешкин. 35. О поездке комиссии Судогодского стекольного завода в Москву

Василий Демешкин. 36. Отъезд из Москвы члена коллегии заводоуправления и кассира

Василий Демешкин. 37. Новая поездка в Москву кассира Демешкина

Василий Демешкин. 38. Отъезд из Москвы члена коллегии заводоуправления Пятакина и кассира кассира Демешкина

Tasha. Фото автора. Судогда, 13 октября 2011 г. К заголовку 

Соседние документы:




« Архив Василия Демешкина. Часть 1.   Архив Василия Демешкина. Часть 2.   Архив Василия Демешкина. Часть 3. »