Это наш Дом Без Ключей...

Семейный уклад


Семейный уклад

Семьи были многочисленные, с домостроевским укладом. Часто глава семьи - старый дед или старая бабка - управляли семьями, у которых дети были сами дедами, но все строго и беспрекословно подчинялись распоряжениям старшего.

Нередко такие семьи жили в двух домах. Так, в деревне Митино семья Кувшиновых с общим числом членов семьи более 30 человек располагалась в двух больших избах. В одной, где постоянно жила глава семьи, старая бабка, стряпали и столовались; там же, в клети, хранились ценные вещи: выездная сбруя со шлеей и хомутом, отделанными медными бляшками, сундуки с нехитрой одеждой: тулупы, овчины, валяная и кожаная обувь всех домочадцев, холсты и полотенца, столешники (скатерти), новые половики. Здесь же бабушка хранила, пусть и незначительные, семейные деньги. Все, что выручалось от продажи небольших излишков, до последней копейки поступало в этот сундучок.

Глава семьи решал, куда израсходовать каждую копейку: заплатить подати попу, купить соль, спички, керосин, ещё что-то, что требуется по дому, на «черный день», и только потом - на одежду. В первую очередь покупалось девушкам, заранее, на приданое, а потом - по значимости каждого. До ребятишек очередь на покупки почти не доходила. Одетые в холщовые штаны или платьице, они бегали только босиком, в непогоду - в лаптишках, полушубках, сшитых здесь же, в семье.

В конце 19 века в Радилове открылась школа, и ребятишек стали обучать грамоте. Начальную школу кончали редко. Обычно обучение заканчивалось вторым классом, особенно мало учили девочек. Да и учились не все - многие были безграмотные.

Положение женщины в семье было трудное. Рождение девочки было несчастьем. Бытовал такой анекдот. Едет барин по полю, остановился около мужика, пашущего деревянной сохой землю. «Как живешь мужичок, наверное, достаток есть!» - «Оно, барин все бы ничего, да вот долг плачу, да в долг даю, а еще много в окошко выбрасываю» - и продолжал пахать. Не понял барин и спрашивает кучера: «Как это он в окошко выбрасывает?» - «Эх, барин, - ответил кучер. - Долг платит - значит, у мужика живы немощные отец с матерью, в долг даёт - сыновей растит, а в окошко выбрасывает - дочери у него, на них расход большой, а отдачи не будет».

Пока семья не разделилась, она еще экономически крепка. Но вот в семье возникают разлады. Происходит раздел имущества, земли, скота и др. При семейных разделах все делится, исходя из наличия в отдельных семьях мужчин. При разделе часто разгорались страсти. Нередко дело доходило до драки. Скандал выносился на «мир», т.е. на сельскую общину. В дом приходит староста деревни с «десятским», все имущество до последней ложки выкладывается посреди избы и раскладывается после оценки по кучкам. И если в целом у большой семьи до раздела хоть что-то было, то теперь во вновь образованных семьях получали совсем мало, и в этих семьях наступала бедность. Земля: пашня, луга - делилась по числу мужских душ, на женщин доля земли не выделялось. Так, в Синеборье в семьях обычно было 5-6 работоспособных. Коллективный труд такой семьи крепил ее экономику. Многие из мужиков этой семьи уходили в отход, на заработки. Получались некоторые сбережения.

В уезде возникали стекольные заводы. К примеру, Репьевы с помощью помещика Шарыгина построили недалеко от деревни Нагорное в лесу небольшой стекольный заводик. Наемных рабочих у них не было, работали все взрослые члены семьи. Дело как будто пошло, но глава семьи умер. Между братьями возникли раздоры из-за наследства. Семья распалась. Завод не мог справиться со сбытом, а еще Шарыгин потребовал уплаты долгов, и завод абонировался. После раздела завод перестал существовать, а отделившиеся семьи разъехались бедняками.

Домостроевский порядок особенно тяжело отражался на молодых людях. Жениться по любви было невозможно. Старшие выбирали для жениха невесту сами, исходя из интересов экономики семьи. Нужна в семье работница - вот и женили иногда 15-16 летнего парня. Чаще сватали не в своей деревне, а где-нибудь на стороне, верст за 6-10, а то и за 20. О личных симпатиях никогда никого не спрашивали: «стерпится - слюбится», «нам с лица не воду пить». Обычно в дом будущей невесты засылались сваты, и начиналась «купля-продажа» девушки.

При согласии родителей невесты выдать ее за какого-то жениха начиналось выколачивание приданного, оговаривалось все до последней мелочи. Невесту осматривали придирчиво: не хромая ли, нет ли иных физических пороков. Конечно, бедняк не мог посватать невесту богаче себя, разве только тогда, когда невесте уже некуда было деваться: или заждалась «в перестарках», или была с ярко выраженными физическими недостатками. В приданое невесты нередко входили старые бабушкины шубы и другие носильные вещи.

 

Читать: Часть 5. Свадьба

 

 

Tasha. Фото автора. Судогда, 8 февраля 2012 г. К заголовку 

Соседние документы:




« Быт и нравы   Семейный уклад   Свадьба »