Это наш Дом Без Ключей...

Быт и нравы


Быт и нравы

В Судогодском уезде, где занятия жителей были весьма разнообразны, быт резко отличался по отдельным волостям. Дело, конечно не в административном делении. Если в Синеборье (чаще звали - Синоборье) было много отходников, то в Мошокской волости крестьяне были более оседлыми. На «Высокой реке» было много косчиков и серповников. Отсюда исстари по разным местам России многие ехали с серпами и косами. Бывая в других местах, они заимствовали всё лучшее. И на Высокой реке, и в Синеборье дома строились чаще шестистенные и с архитектурными украшениями: резные наличники, карнизы, слуховые окна. Крыши делались тёсовыми, строились чистые бани.

Другая картина в волостях Мошокской, Тучковской, Воскресенской, Ягодинской, Пустошенской - дома здесь строились четырехстенные, крылись соломой. Бани топились по-черному. Но везде, во всех деревнях, дома соединялись с крытым двором. Во дворах под той же крышей строились для овец тепляки-ольшаники. С давних пор крестьянские усадьбы имели почти одинаковую планировку, с той только разницей, что у дома отмеченных на усадьбе строений было побольше, и были они добротными.

Обычно к дому примыкала холодная пристройка - «клеть». Это было и место хранения некоторых пожитков, а летом - место сна. Здесь было поменьше насекомых. В подклети, разводили кур; как правило, под полом (подполье) устраивалось место хранения картофеля, овощей. Здесь же были и кадки с солеными огурцами, капустой. Разумеется, запасы были разными. У зажиточных были большие, у бедняков - меньше.

К «клети» под одной крышей строили крытый двор для скота, дальше - задворки. За задворками - огород. В отличие от левобережья Клязьмы, садов здесь было мало, так как им мало способствовали почвы. Усадьба, в большей части, занималась лугом. Лучшее сено было с усадьб. На границе с соседними владениями ставились сараи для сена. Трава на усадьбах скашивались раньше, чем на лугах (с Боголюбимой), а затем на усадьбах досушивалось сено с лугов. При досушке лугового сена осыпались семена трав. Чаще весной, по усадьбе, разбрасывался навоз. Поэтому травостой на усадьбах были значительно лучше, чем в лугах.

В конце усадьбы создавался ток. Сюда свозились с июля снопы для обмолота. Это обычно была очищенная от дерна, хорошо укатанная и утрамбованная площадка. Снопы складывались в «оденья» - круглые скирды. По этим «оденьям» сразу можно было определить мощь хозяйства. Непосредственно после жатвы обмолот не производился. Была непогода - молотили позже, когда всё убирали с полей, но в это время хлеба «плавали». Подсушенные на солнце снопы ударяли колосьями по бревну, лучшие зерна из колосьев вылетали и шли на озимый посев: обычно выпадало лучшее зерно, что для посева особенно важно.

Здесь же, около площадки, тоже строились овины, позднее - риги. Овин - нехитрое сооружение: крытый сруб. Под ним, к одному боку, выкапывался ров. В осеннюю и даже зимнюю пору снопы ржи или овса укладывались по краю рва, колосьями по рву, а во рву раскладывали костер. Так снопы подсушивались для молотьбы. Позднее, в конце 19 века, вместо овина стали строить риги с широкопечной низкой большой печью без трубы. Снопы укладывались для сушки на эту печь. Высушив снопы, семья рано утром выходила на ток и слаженно молотила их цепами. В удобном для каждого хозяйства месте на усадьбе строились иногда амбары для хранения зерна, погреба, бани. Но часто было и так, что амбары строились вдоль дороги на выезде из деревни, а бани на побережье речек - поближе к воде. В конце 19 века во многих деревнях на околицах строились общественные амбары - для хранения общественного земского страхфонда.

В каждой деревне рылись пруды для воды, нужной для скота, и на случай пожара. На случай пожара на деревенском сходе заранее определялось из каждого дома, с чем бегут на пожар (багор, ведро, лестница, топор). В деревнях рылись общественные колодцы, и были ещё колодцы в отдельных хозяйствах. В западной части уезда колодцы были относительно неглубокими, а в восточной, где проходит Окско-Цниский известковый вал, достать воду было труднее, и не каждая деревня могла осилить рытьё глубоких колодцев. Здесь колодцы рылись на глубину 100 и более метров. До сих пор такие колодцы сохранились в ряде селений района. В Бахтино колодец вырыт на глубину 85 метров, в Родимове /Радилове? - Tasha/ - на 140 м. На таких колодцах устанавливались под навесом вращающиеся валы с колесами. На вал наматывалась веревка с большими бадьями на концах. Когда, вращая колесо, поднимают одну бадью, вторая опускается. Чтобы набрать из такого колодца воды, требуются усилия нескольких человек. Обычно за водой на эти колодцы приходила группа людей. И только в Мошке, в начале нынешнего столетия, был построен артезианский колодец.

Характерным признаком наших деревень всегда была посадка на улицах, под окнами домов, ветел. Ветла - не только неприхотливое быстрорастущее дерево: она хороша и как противопожарное средство. Какие бы головешки и искры ни летели, листва ветлы не загорается и загораживает постройки. У каждого дома делали скамейки или клали бревно, где можно было отдохнуть.

С давних пор землепользование было двух форм: общинное и собственное. Общинные земли переходили в земли собственных отдельных лиц. Из общинных земель иногда выделялись полосы новым семьям, правда - редко.

 

Читать: Часть 4. Семейный уклад

 

 

Tasha. Фото автора. Судогда, 8 февраля 2012 г. К заголовку 

Соседние документы:




« Занятия и досуг   Быт и нравы   Семейный уклад »