Это наш Дом Без Ключей...

Натуралист: Часть 2


Владимир Леонтьевич Комаров

В университетские годы у Комарова вырабатываются радикальные общественные взгляды, которые приводят его в стан наиболее революционно мыслящих элементов тогдашнего поколения молодых учёных. Охранка подвергает Комарова негласному надзору, а позднее передаёт под гласный надзор полиции. Это прискорбное обстоятельство сделало невозможным оставление Комарова при университете. Потому Комаров по окончании университета уезжает в трёхлетнее путешествие на Дальний Восток. Приведём отрывок из его воспоминаний, который показывает круг интересов, идейный облик, жизненные обстоятельства и условия молодого учёного:

«В классической школе  (в своё время я окончил Шестую гимназию) естественных наук не было вовсе, но тем не менее с четырнадцати лет я всё больше увлекался чтением книг по естествознанию, а когда попадал за город, то экскурсиями в дикую природу. Потому, несмотря на недовольство субсидировавших меня родственников, я и поступил на физмат нынешнего ЛГУ. В начале университетской жизни я очень увлекался дарвинизмом, в своё время даже перевёл весь том о происхождении видов. Но, к сожалению, позднее в минуту острой самокритики свою рукопись я сжёг и не могу теперь сравнить тот перевод с другими. В университете два первых года я с увлечением отдался работе в тех кружках, где изучались труды К. Маркса, а позднее в индивидуальном порядке я остановился на работах Ф. Энгельса, который меня поразил ясностью и последовательностью своего учения и совершенно затмил в моём сознании всех наших народников, даже Плеханова. По окончании  университета за это я оказался  под опекой судебной палаты и был лишён права выезда. По плохому здоровью освобождён от военной службы, а потому надо было искать постоянного заработка. Между тем, всюду мне требовалось пресловутое «свидетельство о благонадёжности», которого, конечно, я как подследственный получить не мог. Впрочем, сама служба меня не привлекала, и через Географическое общество я прикомандировался к изысканиям Амурской железной дороги. Почти полгода пришлось потратить мне на хлопоты в департаменте полиции, чтобы только получить разрешение на отъезд в Амурскую и  Приморскую области. Здесь помогло то обстоятельство, что  Амурская железная дорога считалась важным государственным делом, но желающих ехать в такой отдалённый край было немного».

С 1895 года начинаются систематические исследования Комарова, посвященные растительности Восточной Азии. В это время Дальний Восток был исследован недостаточно. По  южным областям несколько раз проезжал знаменитый русский путешественник Пржевальский, которому наука обязана открытием громадного числа неизвестных дотоле горных хребтов, рек и оазисов и накоплением громадного числа географических, геологических, ботанических и зоологических сведений. Но севернее областей, пересечённых Пржевальским, на тысячи и тысячи километров тянулись неразведанные территории, которые ждали исследователя. Здесь требовался человек, который бы соединил широту научного кругозора и проникновенный, пристальный интерес к мельчайшим морфологическим и географическим особенностям каждого растительного вида.

Комаров отправился на Дальний Восток морем. Железной дороги, проложенной через Сибирь, тогда ещё не было. Сухопутное путешествие требовало долгого времени, бесконечных переездов на лошадях по Сибирскому тракту. Комаров выехал из Одессы, через Босфор, Суэцкий канал и Индийский океан, мимо Сингапура во Владивосток. Из Владивостока поехал в Хабаровск и отсюда углубился в тайгу, исследуя флору Приамурья. Зимой он оставался в Благовещенске, обрабатывая результаты летних сборов.

Результаты исследований 1895 года имели не только теоретическое значение. Комаров со своим широким естественно-научным, географическим и экономическим кругозором показал, что побережье Амура пригодно для заселения.

На этом следует остановиться подробнее, так как ранние экономические работы В. Л. Комарова бросают свет на его последующую деятельность. После поездки 1895 года В.Л. Комаров написал крупную экономическую работу: «Условия колонизации Амура», напечатанную в 1896 году. В это время господствующая точка зрения была сформулирована С. И. Коржинским, который думал, что Амурская область не имеет перспектив для развития земледелия. Комаров подошёл к этому непростому вопросу не только как ботаник, но и как широко образованный экономист, с оригинальными, глубокими воззрениями на хозяйственные перспективы русского Востока.

«Будучи, как и профессор Коржинский, по своей специальности ботаник, я, однако же, думаю существенно отступить от метода, которого придерживался в разбираемом вопросе мой предшественник. Работа его останавливается, главным образом, на естественных условиях, а также технике амурского земледелия; однако, кроме этих чисто естественноисторических данных, нужно, по-моему, ввести также некоторые данные экономического характера. Данные, которые основаны на статистике. Как бы они ни были неполны и местами даже неточны, всё-таки они необходимы как для определения количества земель, свободных для заселения, так и для внятного определения экономической производительности населения. К тому же, во время работ в Амурской области постоянно приходилось мне наталкиваться на факты, свидетельствующие: что данные чисто экономические, например, положение рынка, способы землепользования и др., совершенно меняют влияние естественных условий земледелия» (Известия Императорского русского географического общества, т. XXXII, вып. VI, СпБ,  1896, стр. 459.).

Прежде всего, Комаров останавливается на путях колонизации Амура. Он рассматривает статистические данные о переселенцах начиная с 60-х годов и устанавливает, что всё это время основная часть переселенцев шла из чернозёмных областей с умеренно тёплым, сухим климатом. В основе переселения лежал не естественный переход к лучшим условиям земледелия, а другие причины. Основное, по мнению Комарова, что заставляло украинцев, воронежцев и сибиряков переселяться на Амур, — это крупные землевладения, которые ограничивали хозяйственную деятельность крестьян в родных местах. Далее, Комаров рассматривает, каковы условия для колонизации в отдельных районах Амурской области. Он анализирует условия рельефа, климатические особенности, почвы, а также другие физико-географические особенности Амурской области, при этом обнаруживая глубокое понимание самых разнообразных природных и экономических факторов, влияющих на условия земледелия.

Читать далее

Соседние документы:




« Натуралист: Часть 1   Натуралист: Часть 2   Натуралист: Часть 3 »