Это наш Дом Без Ключей...

Натуралист: Часть 10


Владимир Леонтьевич Комаров

После камчатских исследований Комаров вновь работает в Южно-Уссурийском крае, изучая его природу и в особенности растительность. В 1913 году Комаров совершил эспедицию из Владивостока к озеру Ханка, посетив при этом долины рек Супутинки, Майхе, Лефу, Даубихе, Сантахезы, Сучана и морское побережье вдоль тракта из Шкотова к устью Сучана. Помощники Комарова в это же время исследовали другие районы, и экспедиция в целом охватила весь «культурный» район, расположенный между хребтом Сихотэ-Алинь и Пограничным хребтом.

Комаров констатировал, что широкие речные долины этого края вместе с прилегающими увалами уже широко заселены. По его выражению, «пейзаж нередко носит чисто европейский характер, селения раскинуты среди бесконечных полей и единственными деревьями являются лишь деревья, растущие в пределах усадебных участков. Многолюдные сёла с их прямыми улицами, с типичными русскими постройками, родная речь, типично русская обработка земли создают полную иллюзию средней России, и только 2-3 китайских лавки в селе или иноземные сорняки в полях, да присутствие среди луговых трав чуждых европейской России лилий и ирисов напоминают о Дальнем Востоке» (Предварительный отчёт о ботанических исследованиях в Сибири и в Туркестане в 1913 г., Петроград, 1914, стр.  137—138.).

Первая задача натуралиста в таком районе мысленно восстановить первобытный растительный покров, а затем сравнить современную растительность с той, которая была до хозяйственной деятельности человека. Из этого сравнения можно выяснить значение современного растительного покрова для природных явлений и определить, какие условия играют наиболее важную роль для существования культурных растений.

В своём отчёте об экспедиции Комаров анализирует литературные данные, относящиеся к тому времени, когда этот край ещё не был заселён. Сопоставляя данные Пржевальского со своими наблюдениями, он приходит к следующей картине развития южно-уссурийской растительности.

«Изучение современной растительности Южно-Уссурийского края привело меня к заключению, что естественно, т. е. в силу особенностей климата, почв, рельефа местности и исторического прошлого этой страны со времён третичной эпохи, она была матерью лишь для двух основных типов растительности; именно, для разнообразного смешанного леса по горным склонам, увалам и узким горным долинам и для сырых, чаще болотистых лугов, приуроченных к аллювию более широких речных долин. Все остальные растительные образования края — явления или вторичные, или подчинённые».

«Увалы, низкие холмы, обращенные на юг сухие горные склоны и тальвеги горных долин легко теряют свой первичный лесной покров под влиянием лесных пожаров, бурь, оползней почвы и даже поражения деревьев различными болезнями. Причина этого - невыгодные климатические условия таких увалов и склонов, их большая сухость, сильные зимние (февральские и мартовские) нагревы, когда яркие лучи солнца вызывают даже и в морозные дни оттаивание древесной коры и последующее её отмирание; наконец, для более открытых мест важны ещё и сильные здесь зимние ветры, иссушающее влияние которых не подлежит сомнению.

Гибель первичной тайги с её кедрами, елями, пихтами, тисом, клёнами, грабом, дубами и пр. освобождает место для развития различных вторичных типов растительности. Так, легче возобновляющиеся древние породы: монгольский дуб, белая и чёрная берёза, осина и вяз — могут дать вторичный тип чисто лиственных рощ; а там, где деревья не успевают вовсе возобновляться, возникают кустарниковые заросли или низкорослые более суходольные луга. Настоящей степи, в том смысле, как это слово употребляется в Европейской России, здесь совершенно нет, как и соответствующих ей богатых минеральными солями степных почв» (Там же, стр. 139).

Мы привели эту выдержку для того, чтобы проиллюстрировать смелость научной мысли, которая в соединении со скрупулёзной точностью наблюдений приводит Комарова к широким обобщениям в изучении растений. Эта выдержка характерна и с другой стороны — своим сочетанием анализа современного состояния растительного покрова с глубоким проникновением в многовековую историю растений.

Выдающийся эволюционист-ботаник виден в каждой строке приведённой цитаты. Знакомясь с дальнейшим содержанием отчёта о ханкайской экспедиции, мы видим здесь также талантливого экономиста. Излагая свои летние наблюдения 1913 года, Комаров последовательно рассматривает смешанный лес, его дериваты, мокрые луга, их дериваты, а затем переходит к экономическим перспективам района. Комаров показывает, что климат, почва и растительность края способствуют созданию здесь высокопроизводительного земледелия, излагает экономические и агротехнические условия для подъёма земледелия и, в частности, указывает на необходимость перехода от исключительно зернового хозяйства к частичному разведению технических культур.

«Если все новые поселения будут базироваться исключительно на разведении пшеницы, то предел колонизации почти уже достигнут. Условия климата, с одной стороны, экономические условия, с другой, позволяют вести, например, в больших размерах разведение прядильных растений, что особенно важно для таких участков, как Посьетский, где пшеница страдает от излишней влажности» (Там же,  стр. 155).

Читать далее

Соседние документы:




« Натуралист: Часть 9   Натуралист: Часть 10   Натуралист: Часть 11 »